Carnegie Moscow Center (Россия): остров без переговоров. Что можно сделать для урегулирования на Кипре

На Кипре продолжаются неформальные контакты между греками и турками, но официальные переговоры не ведутся. В начале апреля на острове побывала спецпосланник ООН Джейн Лют, чтобы выработать предложения для возобновления переговоров.

«Честно говоря, ощущение такое, будто что-то сломалось». Эта фраза, сказанная чиновником из числа греков-киприотов, прекрасно отражает царящие на острове настроения. Последняя серьезная попытка решить конфликт была предпринята на швейцарском курорте Кран-Монтана в 2017 году. С тех пор ничего существенного не произошло. Те переговоры, которые все-таки ведутся, как правило, касаются не ключевых проблем, а технических деталей.

В таких затянувшихся конфликтах, как кипрский, мирный процесс часто превращается в настоящую головоломку. Переговоры по Кипру породили ворох многостраничных документов, в которых детально разбираются вопросы разграничения полномочий между общинами, сроки отвода войск и выплаты компенсации за утраченную собственность.

Эта работа очень важна, но она может стать такой же неприменимой к реальной жизни, как рукописи из какого-нибудь средневекового монастыря. Важно помнить, что источником перемен на Кипре были контакты на низовом, человеческом уровне. Если импульс, который они дали, не будет использован, все пойдет насмарку.

Когда я был на Кипре в начале апреля, мои собеседники были настроены довольно пессимистично. И это неудивительно. Греки-киприоты по-прежнему с большим недоверием относятся к Турции, а авторитарные наклонности Эрдогана, усилившиеся после неудачной попытки переворота в 2016 году, только добавляют недоверия. «Что бы мы ни делали, перед Турцией мы бессильны», — говорит чиновник-грек.

В свою очередь, среди турок-киприотов царит разочарование. На референдуме 2004 года греки высказались против плана, предложенного генсеком ООН Кофи Аннаном, тогда как турки его поддержали и с тех пор проявляют куда большую готовность к объединению. Однако они мало что получили в награду за такой конструктив.

«После 2004 году турки-киприоты показали, что они не сепаратисты», — заявляет один из них. Несколько турок-киприотов в разговоре со мной гадали, как долго их непризнанное правительство продолжит придерживаться нынешнего проевропейского курса, учитывая, что сам ЕС никак не поощряет их за это.

Кипрский конфликт тянется с 1963 года. В последние два десятилетия все стороны более или менее согласны с тем, что урегулирование должно основываться на принципе «двузональной двухобщинной федерации», в рамках которой полномочия будут распределены между греческой и турецкой общинами.

Эта идея получила популярность благодаря успехам мирного процесса в начале 2000-х годов. В 2003-2004 годах стороны добились немалых успехов, хотя политическое соглашение так и не было подписано. Зато было открыто движение через Зеленую линию, разделяющую остров, греческая часть Республики Кипр вступила в ЕС, а туркам-киприотам был предоставлен весь набор прав граждан Евросоюза, хотя европейское законодательство по-прежнему не распространяется на северную часть острова.

Благодаря мирному процессу положительные изменения продолжаются и сегодня. Например, в прошлом году было открыто два новых пропускных пункта через Зеленую линию. Активисты, стремящиеся наладить связи между двумя общинами, проводят совместные культурные мероприятия.

КонтекстHandelsblatt: США давят на российские компании на КипреHandelsblatt05.09.2018Турецкий и греческий Кипр объединяются?Haqqin.az21.09.2016Однако если циничное отношение к мирному процессу возобладает, то ситуация может начать деградировать. У людей остается все меньше веры в то, что объединение в федерацию решит проблему Кипра. Лидерам двух частей острова разговаривать особо не о чем, а споры о разработке крупных месторождений газа на островном шельфе могут привести к прямой конфронтации между Турцией и Республикой Кипр.

Перспективных инициатив, которые могли бы предотвратить такое развитие событий, немного, и они остро нуждаются в широкой международной поддержке. Руководство турецкой части острова еще несколько лет назад могло бы открыть, а затем и передать грекам Варошу, некогда процветающий город, который был населен греками и привлекал массу туристов, но был заброшен после турецкого вторжения 1974 года.

Долгое время греки-киприоты, как могли, затягивали реализацию важных мирных инициатив Европейского союза. Одной из них был договор по телекоммуникациям, который предусматривал отмену платы за роуминг с обеих сторон. Другая инициатива, которую продвигал лично председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, предлагала присвоить защищенное наименование места происхождения кипрскому национальному сыру, который греки называют халлуми, а турки — хеллим. Оба проекта принесли бы выгоду обеим сторонам, но застопорились — в основном потому, что греки-киприоты опасались, что их реализация слишком усилит позиции турецкой общины.

Еще одной сферой сотрудничества мог бы стать вопрос о статусе различных университетов и колледжей Северного Кипра. Греческая сторона по умолчанию считает всех их незаконными. Многие из них не могут похвастать высоким качеством образования, поэтому вопрос о регулировании их статуса остро не стоит. Однако там есть и неплохие вузы, готовые сотрудничать с университетами южной части острова. Это могло бы открыть новые возможности для сближения сторон, тем более что, согласно Конституции 1960 года, образование относится к компетенции обеих общин, а не центрального правительства.

К сожалению, в нынешних неблагоприятных политических условиях стороны конфликта склонны видеть в вопросах, представляющих взаимный интерес, не возможность поступательного движения вперед, а козыри, которые усиливают их переговорные позиции.

Важной проверкой намерений обеих сторон станут выборы в Европейский парламент, которые пройдут в конце мая. Своим конституционным правом баллотироваться намерены воспользоваться профессор Ниязи Кызылюрек, писатель Шенер Левент и ряд других турок-киприотов. На практике это означает, что десятки тысяч турок, получивших гражданство Республики Кипр, а значит, и ЕС, захотят проголосовать.

Для этого им нужно будет зарегистрироваться и получить разрешение на пересечение Зеленой линии для участия в голосовании. Позволят ли власти Республики Кипр проголосовать на выборах туркам-киприотам, что могло бы укрепить взаимное доверие? Или же участие турецких избирателей будет ограничено, чтобы избраться могли только греки-киприоты?

Выборы покажут, что возобладает — цинизм или добрая воля. Но душной атмосфере кипрского мирного процесса явно требуется приток свежего воздуха.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.