Чешский министр иностранных дел о порядках в российском посольстве: «Две машины на одного дипломата — это ненормально» (Denník N, Словакия)

Еще два месяца назад Томаша Петршичека в Чехии не знал почти никто, а сегодня он министр иностранных дел в правительстве Андрея Бабиша. Занять этот пост ему помогли перетасовки во власти: президент Милош Земан вместе с чешскими коммунистами отклонил кандидатуру Мирослава Похе, выдвинутого социал-демократами (ČSSD). Томаш Петршичек работал его советником.

Молодой политолог может похвастаться прекрасным образованием, полученным не только в Чехии, но и сразу в нескольких престижных европейских университетах. Он владеет тремя международными языками, что выделяет его среди чешских политиков. Петршичек — лояльный партиец, который начинал в социал-демократической партии с молодежных структур. Теперь он хочет помочь ČSSD, которая оказалась практически в упадке, снова стать сильной левой партией.

Работая всего несколько недель в турбулентной чешской политике, Петршичек уже успел навлечь на себя критику от своих ключевых партнеров — президента Милоша Земана и премьер-министра Андрея Бабиша. Напротив, нового министра поддержали либерально ориентированные чешские СМИ, которые считают, что, даже несмотря на тяжелейшую ношу в чешской политике, ему удается держаться прозападного курса. Недавно это подтвердилось во время российско-украинского обострения в Черном море.

Deník N: Не прошло и двух месяцев, а президент Земан уже Вас критикует, в том числе в вопросах, касающихся Израиля и России. Критика в Ваш адрес прозвучала и от премьера Бабиша, которому не понравилась Ваша жесткая позиция в деле «Чапи гниздо».

Томаш Петршичек: В своей работе я руководствуюсь прежде всего утвержденной концепцией нашей внешней политики и программными заявлениями правительства. Это моя главная основа. Я с нетерпением жду очередных встреч с высшим руководством, то есть господином президентом, премьером и председателями обеих палат парламента. Мы снова будем обсуждать важнейшие внешнеполитические темы и события в мире.

КонтекстParlamentní listy: Порошенко еще что-нибудь выдумаетParlamentní listy07.12.2018Aktuálně: шпионы вокруг насAktuálně.cz06.12.2018Česká pozice: скрытая война между Чехией и РоссиейČeská Pozice29.11.2018

— Вы беседуете с президентом на темы, по которым Ваши мнения расходятся? Прислушивается ли он к Вам, как Вам кажется?

— Я не хочу комментировать каждое заявление господина президента. Повторю, что у нас есть четкая линия, заданная внешнеполитической концепцией и программными заявлениями правительства. А если кто-то считает, что мы должны действовать по-другому, то я аргументирую тем, что закреплено в этих документах.

— Представляет ли Россия, как Вы полагаете, в настоящее время риск для безопасности Чехии и Центральной Европы?

— В данный момент Россия — одна из самых больших угроз. Я с обеспокоенностью слежу за тем, как она нарушает международные нормы. Ситуация на Восточной Украине де-факто является единственным серьезным конфликтом на европейском континенте. Россия также причастна к кибернападениям на некоторые международные организации. В Словакии тоже произошел инцидент с российским дипломатом, работавшим на разведывательные службы. Европейский Союз не должен со всем этим мириться. Мы должны работать над тем, чтобы укреплять наше единство и стойкость ЕС, потому что цель России — нарушать это единство и провоцировать внутреннюю нестабильность.

— Аналитики в сфере безопасности давно говорят о неадекватных размерах дипмиссии России в Чехии. В российском посольстве работает около 140 сотрудников. Ранее Вы уже сообщали, что ведете с российской стороной переговоры о сокращении этого штата. Если Вы действительно это обсуждаете, то о каких конкретно цифрах идет речь? Какой штат был бы адекватным?

— Сейчас мои коллеги на рабочем уровне занимаются проблемой дипломатических автомобилей, и мы предпочли бы соблюдать стандартную протокольную практику.

— То есть?

— Сейчас на одного дипломата приходится несколько автомобилей, что, как нам кажется, ненормально. Мы хотели бы обсудить это с российской стороной. Однако это вопрос взаимоуважения и понимания того, что если мы хотим развивать наши отношения, то желание должны проявлять обе стороны. Усилий только одной из сторон недостаточно.

— Российская сторона не проявляет желания? Как россияне отреагировали на Вашу заинтересованность в переговорах?

— Я не хочу забегать вперед и рассказывать, как они пройдут и чем закончатся. Сейчас мы только в самом начале. Я бы не торопился и надеюсь, что мы придем к какому-то результату.

— Какой результат Вас устроил бы?

— Если говорить об автомобилях, то у чешских дипломатов в Москве столько же машин, сколько и их самих. По-моему, это и должно быть нормой. Мы можем обсудить некоторые практические моменты, но если тут 44 дипломата и почти 80 автомобилей, то, на мой взгляд, это много.

Однако наш диалог с Россией не может сводиться только к этой теме. Я бы хотел найти сферы, в которых у нас есть общие интересы, и развивать их. В этом, кстати, и заключается подход Европейского Союза. Возможности я вижу, например, во втором сезоне Чешско-российского форума.

— Россия может ощущать себя в Чехии вполне вольготно, в том числе благодаря позиции президента Земана. Как это влияет на готовность россиян вести с Вами переговоры?

— Министерство иностранных дел поддерживает связь с канцелярией господина президента. На рабочем уровне постоянно ведутся консультации, и в будущем январе на уже упомянутой встрече высших чешских руководителей мы будем обсуждать ситуацию на Украине после недавнего инцидента в Черном море.

— Будет ли время поговорить на традиционную чешскую тему — о правах человека? Какие шаги чешский МИД предпринимает в связи с делом Олега Сенцова?

— Я готов беседовать с нашими партнерами даже о чувствительных для них темах. Что касается Олега Сенцова, то уже мой предшественник обращался к Федерике Могерини, призывая Европейский Союз принять участие в этом деле и добиться освобождения Сенцова. Думаю, символично, что его (пусть и заочно) наградили премией Сахарова. Намного лучше будет, когда весь ЕС поддержит его.

— Нынешнее правительство, судя по всему, будет решать вопрос о расширении АЭС. В этой связи в Чехии ведутся споры о возможном риске для безопасности, сопряженным с сотрудничеством с российским Росатомом. Подходящий ли это партнер?

— Дискуссия о том, стоит ли расширять наши две АЭС, пока ведется, и ясного исхода пока не предвидится. Главное, чтобы, если мы будем искать исполнителя, все процессы были прозрачными, и, конечно, иностранные инвестиции нужно оценивать, в том числе, с позиций нашей безопасности.

— Как Вы считаете, опасно ли, что сын премьера побывал в Крыму, оккупированном Россией? Вы обсуждали это с коллегами?

— Ни с кем из своих партнеров я на эту тему не говорил и не слышал никаких возражений против того, что сын господина премьера побывал в Крыму. В этом отношении Чехия проводит четкую политику и рекомендует чешским гражданам или вообще не ездить в Крым, или въезжать туда с украинской стороны. Иные пути Украина считает незаконными.

— Как на эту историю отреагировала Украина на политическом уровне?

Во время беседы с министром Климкиным мы даже не коснулись этой темы. Она не столь важна.

— Президент Земан уже давно выступает против антироссийских санкций, противореча тем самым позиции нашего правительства. Теперь же в связи с кризисом в Черном море говорят о том, что санкции стоит расширить. Как чешское правительство относится к этой проблеме?

— Некоторые государства заявляли, что допускают расширение санкций. Ранее мы уже заявляли, что хотели бы принять активное участие в обсуждении этой проблемы, поскольку ни одно из условий отмены санкций выполнено не было. Вопрос в том, какие аргументы в пользу расширения санкций прозвучат, но пока мы, то есть Чешская Республика, не предлагаем расширять текущий санкционный режим.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.