Cursor (Израиль): как-то так…

100 лет со дня рождения Солженицына. Я не литературовед, чтобы писать о классике русской литературы. Да и классиком, по моему мнению, он стал благодаря своей общественной позиции.

КонтекстRzeczpospolita: книги Солженицына изменили представление об СССРRzeczpospolita11.12.2018Le Figaro: демократия — недостаточное условие хорошей властиLe Figaro09.12.2018Le Figaro: Солженицын, мыслитель пределовLe Figaro02.12.2018Le Figaro:«Солженицын не реакционер, а либеральный консерватор»Le Figaro20.11.2018

Логичней было бы дать ему Нобелевскую не по литературе (ведь Андрей Дмитриевич не по физике получил премию). Но что дали, то дали.

Писателем, философом и историком Солженицын считал себя с младых лет, а с годами только укрепился в этом мнении. Интересуясь историей России, он утверждался в «понимании» ее бед. А вернее, в «понимании» носителей этих бед. Результатом явился двухтомник «200 лет вместе», разобранный и раскритикованный всеми, кому не лень.

Антисемитизм Александра Исаевича я почувствовал задолго до этого, когда еще жил в Москве и слушал, не помню по чьему «голосу» чтение отрывков из «Архипелага». Потрясающий список евреев — высших чинов ГУЛАГа. Все эти люди были и существовали. Но евреи-начальники были приведены почти все. А не евреи — в меньшинстве. И картина у слушателя и у читателя складывалась соответствующая. Но я не об этом. Каждый имеет право быть антисемитом. Но… Он это стеснялся признавать. Он же классик, он выше этого.

После выхода книги и начавшегося шума, один московский журнал захотел взять интервью у автора. Согласовали с женой. Супруга автора согласилась, что интервью буду брать я. Попросила передать тома «Российской Еврейской Энциклопедии» и надписать. Я надписал: «Автору «Жить не по лжи», с благодарностью». Это эссе произвело на меня, в свое время, большое впечатление. По-видимому, это посвящение не понравилось. И, если подумать, то понятно почему. Его, автора романов и эпопей, благодарят за полузабытое эссе. Разговаривая с Натальей Дмитриевной по телефону, я откровенно сказал, как я оцениваю двухтомник.

Интервью не состоялось.

Но ведь мы любим Петра Ильича не только за это. Если я люблю Чехова и Достоевского, почему я не могу признать высочайшее общественное значение Солженицына 1960-1980-х. Он свое дело сделал.

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.