Dagens Nyheter (Швеция): запрет на импорт способствовал успеху российского творога

В связи с запретом на импорт, который длится вот уже пять лет, Россия страдает от нехватки молочных продуктов. Рынок буквально кричит, требуя молока, сыра и полезного для здоровья творога.

«Дагенс нюхетер» посетила кисломолочную фабрику в Московской области, которая не успевает удовлетворять спрос, хотя и работает изо всех сил.

Бывший колхоз был уже три года как заброшен, когда в деревню приехали Артем Назарян и Екатерина Малышева. Крыша протекала, двор превратился в грязное месиво.

Они переоборудовали старый коровник под кисломолочное производство. Начали делать там творог. Тогда они не имели ни малейшего представления, как пойдут дела.

«Приходилось просто пробовать», — говорит Артем.

Они с Екатериной наняли экспертов, взяли в аренду оборудование и потратили кучу времени на то, чтобы найти достаточно хороших поставщиков молока. Кисломолочную фабрику, основанную в 2017 году, они назвали «Экофермой» (хотя об экологических продуктах в шведском понимании речь не идет).

Сегодня на предприятии в маленькой российской деревеньке Верея в 120 километрах к юго-западу от Москвы работают около 50 человек. Один коровник превратился в кисломолочный цех, а в другом живут 200 коз и 100 овец. В будущем Артем и Екатерина собираются производить козий сыр и продавать баранину.

У компании уже полно заказов. Спрос на творог так велик, что производство за ним не поспевает.

«Когда мы начинали в 2017 году, то закупали две тонны молока в день. Сегодня нам привозят по 15 тонн. Раньше у нас было шесть сотрудников, а сейчас около 50», — рассказывает Артем Назарян.

Помещений стало не хватать. Недавно Екатерина и Артем купили десять гектаров земли и старый колхоз в соседней деревне. Там они построят новехонькую молочную фабрику и продолжат выращивать овец и коз.

В 2014 году Россия ввела запрет на импорт продуктов питания из ЕС и США. В том году Россия аннексировала Крымский полуостров, за что ее наказали санкциями. Москва ответила на это остановкой импорта западных продуктов.

Санкции Запада касались в первую очередь оружия и нефтяных технологий. Россия в свою очередь заблокировала продукты питания: это самая большая статья экспорта из ЕС в Россию.

Кроме того, Кремль стремился подстегнуть домашнюю пищевую промышленность. Производство овощей, фруктов, мяса и зерновых действительно сильно выросло. На сегодняшний день Россия — крупнейший экспортер пшеницы в мире. Но, несмотря на это, страна до сих пор не может полностью обеспечить себя большинством продуктов питания.

75% всего молока, которое потребляется в России, — отечественное. Остальное импортируется, в первую очередь из Белоруссии. С 2006 по 2016 год производство молока в России даже упало.

Инвестиции в молочную промышленность окупаются нескоро. В России этот процесс может занять от 10 до 15 лет, что отпугивает инвесторов. Иностранцы сейчас очень мало инвестируют в Россию, а российские бизнесмены редко интересуются долгосрочными проектами.

«Сложнее всего найти молоко достаточно хорошего качества. Не у всех молочных производств есть средства на современное оборудование, и из-за этого страдает качество молока», — объясняет Артем Назарян.

Творог очень популярен в России, потому что в нем мало жира и он богат кальцием и протеинами. Потребление творога с 2017 по 2018 год выросло на 8,7%.

Почти весь творог, который продается в России, нагревают, чтобы он твердел и приобретал зернистую структуру. «Экоферма» специализируется на производстве творога, сохраняющего мягкую консистенцию, как у прежнего домашнего продукта.

КонтекстХуаньцю шибао: сельское хозяйство — новая нефть для российской экономикиХуаньцю шибао23.04.2019Economist: Россия стала сельскохозяйственной державойThe Economist01.12.2018Сельское хозяйство расцвело от санкцийFinancial Times19.04.2017

«Производить творог традиционным образом гораздо сложнее, чем делать сыр. В этом процессе столько разнообразных рабочих моментов, что его нельзя автоматизировать. Нужны человеческие руки», — говорит Екатерина Малышева. По ее словам, процветание предприятию обеспечили в первую очередь два фактора. Во-первых, санкции, благодаря которым на рынке открылась новая ниша. Во-вторых, люди в России внезапно стали гораздо больше интересоваться тем, что они едят.

«После распада Советского Союза потребители считали, что импортные товары по умолчанию лучше. Поэтому отечественной продукцией особенно не интересовались. Зачем вкладывать деньги и производить что-то самому, если можно покупать на Западе и получать прибыль гораздо быстрее?» — рассказывает Екатерина.

Второй фактор в России называется ПП — «правильное питание». Как и на Западе, российский средний класс все больше озабочен проблемами рациона. По-русски такого рода сознательные потребители называются «пп-шники».

«Раньше людей не заботило, что они ели. Но теперь это больше не так. Народ хочет знать, откуда продукт, и что в нем содержится. Производство нашего творога стоит дорого, потому что мы используем только натуральное молоко и кислое молоко, а сухое молоко и растительные жиры — никогда. Раньше таких товаров было полно на рынке, но сейчас вышел новый закон, который запрещает называть их молочными продуктами», — объясняет Екатерина Малышева.

По информации российского федерального сельскохозяйственного органа Россельхознадзор, растительные жиры и сухое молоко по-прежнему используются при изготовлении до 20% российских молочных продуктов. 1 июля в силу вступают новые правила ветеринарного контроля, которые позволят четко отделять такого рода товары от настоящей молочной продукции. Многие магазины ожидают, что летом, когда система изменится, а поставщики еще не успеют приспособиться, в России настанет нехватка молока, пишет новостной сайт «Газета».

На лугах, относящихся к бывшему колхозу, пасутся две сотни коз и сотня овец. Предприятие уже продает небольшие количества козьего сыра непосредственно потребителям. Вскоре оно собирается наращивать объемы.

«Рынок открыт нараспашку, и там просто вопиющая нехватка козьего молока и сыра. Проблема в том, что, поскольку кисломолочная промышленность России столько лет была в запустении, сейчас нам не хватает профессионалов. Нужны специалисты по продуктам питания и ветеринары, а их недостаточно. Ветеринары стали плохо разбираться в сельскохозяйственных животных. Недавно к нам приезжала ветеринар, и она не смогла сказать, почему одна из коз кашляет», — рассказывает Артем.

Несмотря на проблемы, Екатерина и Артем тешат себя надеждой, что смогут открыть молочную ферму с собственными коровами. Но это требует больших вложений. Все, что Екатерина и Артем создали на «Экоферме», они построили на свои собственные средства. Артем продал автомастерскую в Липецке и квартиру в Москве, чтобы собрать стартовый капитал.

Обычное решение этой проблемы, к которому прибегают шведские предприниматели, — взять в банке заем, но здесь об этом речи нет.

«Ни за что не пойду в банк. Слишком уж дорого это обойдется», — говорит Артем.

Российская система кредитования по сравнению с западной совершенно перекошена. Кредиты выдаются минимум под 13-14%, а предпринимателям банки одобряют займы лишь на очень короткие сроки. Часто банки требуют амортизировать всю сумму еще до того, как появляется шанс, что инвестиции начнут приносить плоды.

Прямо сейчас у Артема и Екатерины нет времени размышлять о коровах. Сначала им нужно построить новую кисломолочную фабрику и организовать новые стойла для овец и коз. Конечно, у Артема Назаряна — 60 сотрудников, но он предпочитает сам работать с животными. Каждую козу он называет по имени, а нам с энтузиазмом рассказывает о планах по скрещиванию представителей разных пород, чтобы увеличить надой молока. Ясно видно, что он очень любит свое дело.

«Наши доходы увеличиваются с каждым годом, и все это мы вкладываем в расширение. Запрет на импорт нам помог, но если сейчас его отменят, это уже не будет иметь значения. Московские потребители все равно будут покупать наш творог».

Российская пищевая промышленность

В августе 2014 года Россия ввела запрет на импорт продуктов из ЕС, США, Канады, Австралии и Норвегии. В августе 2015 года эмбарго расширили, включив в список стран Албанию, Черногорию, Исландию и Лихтенштейн, а год спустя — и Украину. Швейцарию эмбарго не затронуло.

После введения эмбарго в России быстрее всего росло производство мяса. С 2013 по 2016 год оно увеличилось на 24,6%.

Свинины стали производить на 15,4% больше. Производство говядины, напротив, снизилось на 3,2%, что в первую очередь связано с тем, что говядина дорогая, а средние доходы населения упали. Производство кисломолочной продукции также снизилось на 1,5%. Важная причина — нехватка сырья: в России все еще производится слишком мало молока.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.