Delfi (Латвия): миграция вымывает жителей Латвии сильнее, чем в предкризисный 2007-й год

Абсолютно точных данных по миграции жителей нет нигде. Но есть страны, где цифры поточнее — там поощряют жителей фиксировать свои передвижения тем, что приходится меньше платить налоги. В Латвии такой политики нет. Но последнее время ЦСУ уточняет цифры по отъездам, сверяя данные доступных регистров — образования, здравоохранения, налоговой службы и т.д.. До получения сведений от мобильных операторов (откуда звонят латвийцы) пока дела не дошло, но переговоры и на эту тему идут.

По мнению профессора факультета бизнеса, управления и экономики Латвийского университета Михаила Хазана, последние данные ЦСУ говорят нам о четырех тенденциях, на которые можно посмотреть с разных сторон.

Уезжать стали сильно меньше? В Англию — да, но в целом — не факт

ЦСУ: Последние два года ощутимо снижается число уехавших

— По официальным данным ЦСУ, в 2017 году из Латвии уехало почти на три тысячи человек меньше, чем в 2016, а в 2018 году — почти на две тысячи меньше, чем в 2017. До того существенное уменьшение эмиграции наблюдалось в 2014 году — число уехавших снизилось на 3,5 тысячи, по сравнению с 2013 годом.

Если же брать во внимание только латвийцев (граждан и неграждан), то тут число эмигрантов, по данным ЦСУ, в 2014 году снизилось на 3,3 тысячи, в 2017 году мы недосчитались 2,1 тысячи человек, а в 2018 — минус 2,4 тысячи.

По альтернативным данным, которые собираю я, картина эмиграции несколько иная. Я предпочитаю основывать подсчеты не на отъездах из Латвии, которые зачастую нигде не регистрируются, а на иммиграции (въездах) латвийцев в страны ЕС и ОЭСР. Кроме Евросоюза, тут самые важные направления — Норвегия и Швейцария, в меньшей степени — США, Канада, Австралия и Новая Зеландия.

По моим данным, в последние годы ежегодно эмигрировало на 5-8 тысяч жителей Латвии больше, чем по официальной статистике (и это без учета отъездов в Россию и страны СНГ). Какая-то часть этой разницы могла сложиться за счет латвийцев, перебравшихся, например, из Англии в Германию, но в целом ясно, что реальная эмиграция значительно выше официальной.

Если же смотреть на тенденции, то, по моим данным, общее число отъездов существенно снизилось в 2014 году, когда Латвия вступила в еврозону, что дало резкий толчок экономике. В 2015 году эта оптимистичная тенденция продолжилась, но с меньшей интенсивностью. Уже в 2016-2017 году никакого снижения эмиграции не было. Поэтому я не вполне уверен в значительном снижении числа отъездов в 2018 году.

За 2018 год альтернативных данных у меня пока нет. Очевидно только стабильное снижение числа уезжающих в Великобританию. Тем не менее в 2018 году туда перебралось около шести тысяч человек. Это число латвийцев, которые получили номер социального страхования, с поправкой на то, что номер выдают с 16 лет (эмигрантов более юного возраста — примерно 15%).

До Брекзита в 2015 году в направлении Туманного Альбиона уезжало около 10 000 человек. Но значит ли это, что передумавшие ехать в Англию из-за Брекзита, остались в Латвии? Нет. Кто-то переориентировался на другие страны, a кто-то еще присматриваeтся к более перспективным направлениям.

Теряем население интенсивнее, чем в предкризисные годы

ЦСУ: возвращается все больше латвийцев, в 2018 году — рекордно больше

— Тут соглашусь с большей уверенностью. По официальным данным, за 2018 год, число реэмигрантов резко выросло: если предыдущих три года домой вернулись 5-5,5 тысяч в год, то в 2018 году — 8700. Для такого процесса есть все очевидные поводы: экономика растет, зарплаты в Латвии повышаются, появляется все больше хорошо оплачиваемых вакансий. Да и политика реэмиграции последних лет — появление региональных координаторов, возможность легче найти нужную информацию — дает плоды.

КонтекстЛатвия: алкоголизм, туберкулез и очереди к врачам (Delfi)Delfi.lv11.04.2019Delfi.lv: злая Россия считает Латвию неудавшимся государствомDelfi.lv17.01.2019Delfi.lv: готовы ли латвийцы променять «свободу на колбасу»Delfi.lv25.01.2019Delfi.lv: нужны ли Латвии «шпротоукладчики»?Delfi.lv28.01.2019Рассмотрим сальдо «уехавшие минус вернувшиеся». В начале года было торжественно объявлено, что в сухом остатке мы вышли на оптимистичный ноль. И тут я был категорически несогласен. По свежим официальным данным ЦСУ, отрицательное сальдо — почти пять тысяч человек (из них более 4 тысяч — граждане и неграждане Латвии). Реально, думаю, на несколько тысяч больше. Тут опять же важно видеть тенденцию. По отношению к числу жителей моложе 65 лет (люди старше этого возраста уезжают очень редко), отрицательное сальдо 2018 года — это 1%. За год мы потеряли примерно одного жителя работоспособного возраста из 98 в год. Последний раз похожего числа эмигрантов (15 400 за год), по официальным данным, Латвия достигла в предкризисном 2007 году. Вспоминаем — тогда тоже наблюдался высокий экономический рост и нехватка рабочих рук. Но в тот год страна теряла за счет миграции 1 человека из каждых 118 работоспособного возраста. Значит, в относительном исчислении уезжают сильно больше, чем до кризиса. И это по официальным данным. Впрочем, если сравнивать с последними годами, то есть чему порадоваться — скажем, в 2015 году мы теряли 1 человека из 80 работоспособного возраста.

С 2000 года нацменьшинств потеряли вдвое больше, чем латышей

ЦСУ: нелатыши чаще покидают страну

— Факты, уже не требующие никаких уточнений и альтернативного подсчета: нелатыши уезжают чаще, а возвращаются при прочих равных — реже. И если они вернутся, то шансов на то, что останутся в Латвии насовсем, гораздо меньше, чем у латышей. Это было ясно видно и из опросов вернувшихся в 2016 году.

С 2000 по 2016 год в результате эмиграции (уехавшие минус приехавшие) количество латышей уменьшилось на 8,4%, а нелатышей — на 15,4%. В том числе русских, например, на 16%. Данные ЦСУ отмечают ту же тенденцию и последних два года: нелатыши уезжали гораздо активнее. Причины очевидны.

Рожают не меньше, просто «потенциальных мам» не хватает

ЦСУ: рождаемость существенно снизилась

— Да, число новорожденных в прошлом году резко упало — аж на 1600. Все последние годы, начиная с 2012-го, рождалось более 20 тысяч детей, три года подряд число младенцев добиралось до 22 тысяч, в 2017 году — почти 21 000, а в прошлом году — 19 300. Это значительный регресс.

И снова познаем в сравнении. Последний раз такого уровня рождаемости Латвия достигала в 2010 году — это дети, зачатые в разгар кризиса. В 2011 показатели были еще хуже.

Но если в те же годы сравнить число младенцев на одну женщину репродуктивного возраста (с 15 до 44 лет), то сегодня рожают чаще: в 2010 году мамой стала одна из 22 женщин (близнецов не учитываем), то в 2018-м — одна из 18. И этот относительный показатель последние годы довольно стабилен — он колеблется между 17 и 18. Общее количество новорожденных убывает, но желание рожать плюс-минус стабильно.

Разными мерами стимуляции — повышением пособий, увеличением сроков их выплат, введениями льготных налоговых режимов, и т.д. — эту относительную цифру можно поднять. Но преломить тенденцию отрицательного естественного прироста, как это удалось Эстонии, нам уже вряд ли светит.

Вывод: без иммиграции жителей из других стран население Латвии увеличиваться не будет.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.