Die Welt (Германия): так началось тяжелейшее поражение вермахта

Операцией под кодовым названием «Багратион» Красная армия в июне 1944 года начала масштабное наступление против группы армий «Центр». В документах из Москвы, впервые открытых для доступа, описывается ее разгром. 

В то время как американцы, британцы и канадцы совершали высадку в Нормандии, Красная армия проводила наступление на немецкий восточный фронт. Покушение на Гитлера провалилось. Вскоре союзники были на немецкой земле.

Это можно было предвидеть. 22 июня 1944 года была третья годовщина нападения вермахта на СССР. Многие немецкие солдаты ожидали, что Советский Союз не оставит без внимания этот день. После колоссальных потерь в «сражениях на автодорогах» зимой 1943-1944 года и затем весной 1944 года в центре восточного фронта царило относительное спокойствие. Это было затишье перед бурей.

Конечно, немецкие войска понимали, что на другой стороне фронта полным ходом шли масштабные приготовления. Но у артиллеристов вермахта было слишком мало снарядов, чтобы уничтожить обнаруженный дощатый настил через болота на юго-востоке Белоруссии.

И без того они не могли ничего противопоставить войскам, выстроившимся против них: четверть миллиона солдат, 4 000 танков, свыше 5 000 самолетов собрал генштаб Сталина, чтобы разгромить группу армий «Центр». «Багратион» — это было кодовое название летней наступательной операции — в честь погибшего в 1812 году известного генерала царской армии.

Вермахт старался подготовиться. На 22 июня 1944 года командир 1-го батальона 112-го танкового полка назначил «обучение». Тема — «газовая война». Так написал лейтенант Маус в военном дневнике подразделения. 60 страниц этого документа входят в 2-2,5 миллиона трофейных немецких документов, которые находятся в центральном архиве российского министерства обороны.

В рамках большого проекта за прошедшие годы центральный архив, Российское историческое общество и Германский исторический институт в Москве оцифровали порядка 28 тысяч документов и перевели российские описи, составленные в 60-ые годы. Речь идет, по всей вероятности, о последних документах вермахта, которых не было в открытом доступе.

С немецкой стороны проект возглавлял историк Маттиас Уль, который уже опубликовал многие архивные документы на тему германо-российских отношений, а также готовит к публикации другие документы. Осенью 2019 года он вместе с коллегами выпустит издание служебного календаря Генриха Гиммлера 1943-1945 годов.

Именно о подразделениях вермахта, которые в июне 1944 года были размещены в восточной Белоруссии, до сегодняшнего момента было мало документов. Поскольку то, что произошло начиная с 22 июня к востоку и юго-востоку от Минска, стало тяжелейшим поражением в немецкой военной истории. Больше об этой катастрофе станет известно на примере судьбы 1-го батальона 112-й танковой дивизии. Лейтенант Маус вел военный дневник до 23-го июня, затем его продолжил лейтенант Лоэ.

КонтекстДень «Д»: как история искажается в угоду политической необходимости (AgoraVox)AgoraVox12.06.2019Операция «Багратион» и крушение РейхаThe National Interest26.12.2017Крупнейшее поражение в немецкой историиDie Welt29.06.2014Перед нападением батальон был расположен рядом с промышленным городом Бобруйск. Поэтому подразделение не было атаковано сразу в начале советского наступления, которое началось утром 22 июня против 3-й немецкой танковой армии. В ночь на 23 июня около 2:30 пришел приказ: «Немедленная боевая готовность!» Но затем не последовало никаких указаний к началу действий.

Они последовали только через 36 часов — на этот раз в противоположном направлении. 23 июня Красная армия атаковала 4-ую немецкую армию, а день спустя — 9-ую армию на юге. 20-ая танковая дивизия, в которую входил 112-й мотопехотный батальон, была направлена сначала на один, затем на другой боевой участок. Что пережили тогда солдаты, задокументировал в дневнике лейтенант Лоэ: «Русские выявили наше расположение и открыли огонь из гранатометов и танков в сторону леса». Отвлекающий удар батальона не удался. «Из-за большого количества русских танков удержать занятые позиции не удалось».

26 июня 1944 года около 10 часов утра штаб полка отдал приказ батальону отступить. Однако отход по мосту через Березину сопровождался сражениями и авианалетами. Перед мостом образовался затор. Техника горела, практически невозможно было идти дальше. Вечером начался артиллерийский огонь. «Замешательство достигло наивысшей точки».

1-й батальон окопался к югу от дороги. «Русские находились примерно в 400 метрах», — констатировал лейтенант Лоэ. Он также зафиксировал и обнадеживающие новости: «Противотанковые части продвигаются и отменно подбивают некоторые танки Т-34». Днем 27 июня Красная армия ненадолго отступила. «Русские отходят, — отметил Лоэ. — Т-34 также разворачиваются, что у всех вызвало большую радость».

Но облегчение было кратковременным — оно закончилось около 17 часов. «Мощные соединения русских самолетов — штурмовиков, истребителей, бомбардировщиков устремились на расположенные позади нас колонны». Дороги были теперь полностью забиты, «так что русским предстояла простая игра».

В 21 час батальон получил приказ отступать пешком через Березину — по железнодорожному мосту. «Оставляя всю технику, следующей ночью несчетное количество солдат разных дивизий перейдет через мост», — отметил Лоэ. Но это ни к чему не привело. Вместе с остатками других частей батальон был окружен в Бобруйске. Прорыв был тогда единственной надеждой. В 23:30 28 июня 1944 года немецкие части всеми силами наступали на импровизированные русские позиции, чтобы открыть путь на запад.

30 июня 1944 года около 4 часов утра ведущая группа немецкой колонны настигла врага. Красная армия уже продвинулась очень далеко. «Несколько солдат батальона из последних сил стремились вырваться из котла», — было написало в дневнике. Затем 1 июля 1944 года во второй половине дня перед солдатами внезапно появились немецкие танки IV.

«С частями 20-й танковой дивизии была установлена связь», — отметил Лоэ. В батальоне, обычно состоящем из 800 человек, осталось только 85 солдат. «Основную массу солдат следует считать пропавшими без вести», — говорилось в последней записи дневника. Как и весь 112-й танковый гренадерский полк: в сражении у Бобруйска он был «разбит».

До конца июля вермахт потерял порядка 130 тысяч солдат убитыми и 262 тысячи пленными. Потери Красной армии составили, по меньшей мере, 400 тысяч человек.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.