Доклад Мюллера: что только что произошло и какие вопросы остаются без ответа (Politico, США)

В воскресенье, 24 марта, генеральный прокурор Уильям Барр (William Barr) обнародовал четырехстраничное резюме основных тезисов отчета спецпрокурора. Теперь начнется ожесточенная борьба с Конгрессом — которая, вероятнее всего, переместится в суд, — вокруг вопроса о том, какую часть материалов расследования Мюллера смогут получить законодатели, которые тоже имеют право выполнять надзорные функции, что в свою очередь может привести к импичменту.

Роберт Мюллер пришел к выводу, что у него недостаточно улик для того, чтобы обвинить Трампа или кого-либо из представителей его предвыборного штаба в сговоре с Россией с целью победы на президентских выборах 2016 года.

Какое облегчение, не так ли?

Множество людей, следивших за ходом этого расследования последние два года, включая бывшего директора ФБР Джеймса Коми, говорили за несколько дней до публикации вердикта спецпрокурора, что они надеются на заключение, которое позволит оставить в прошлом вопрос, нависавший над миром с ноября 2016 года: действительно ли иностранная держава действовала в сговоре с предвыборным штабом кандидата в президенты, чтобы помочь ему победить на выборах.

В этом смысле мы действительно испытали облегчение.

Значит ли это, что президент Трамп говорил правду, выступая с заявлениями о том, что «никакого сговора» не было?

Не все так просто.

Все, что мы получили в воскресенье, 24 марта — это резюме тезисов Мюллера, где говорится, что команда спецпрокурора не обнаружила достаточного количества доказательств, чтобы «установить» факт сговора Трампа и России.

Однако материалы расследования Мюллера, где, скорее всего, в мельчайших подробностях описано, что команда Мюллера обнаружила, выдав 2,8 тысячи повесток, 500 ордеров на обыск и допросив 500 свидетелей, пока остаются под завесой секретности.

В резюме Барра не сказано, что Мюллер не нашел вообще никаких улик, которые могли бы подтвердить факт сговора или заговора. В нем лишь говорится о наличии свидетельств, подтверждающих обе версии в вопросе о препятствовании правосудию и некоторых других вопросах.

Последние два года Трамп часто критиковал Мюллера и Министерство юстиции. Пришли ли они к выводу, что Трамп препятствовал правосудию?

В сущности, спецпрокурор не дал однозначного ответа на этот вопрос.

В своем письме, адресованном юридическим комитетам Сената и Палаты представителей, Барр отметил, что спецпрокурор привел доказательства обеих версий в этом вопросе и оставил без ответа «сложные моменты, касающиеся того, можно ли расценивать действия и намерения президента как препятствование правосудию».

«Специальный прокурор утверждает, что хотя в этом отчете не делается вывод о том, что президент совершил преступление, он все же не оправдывает его», — добавил Барр.

Отступив от текста отчета Мюллера, Барр отметил, что он и помощник генерального прокурора Род Розенштейн (Rod Rosenstein) «пришли к выводу, что улик, обнаруженных в ходе расследования спецпрокурора, недостаточно для того, чтобы подтвердить факт совершения президентом преступления, заключающегося в препятствовании правосудию».

Значит ли это, что в разговорах о начале процесса импичмента нужно поставить точку?

Пока рано говорить об этом.

Как вы можете предположить, демократы не слишком доверяют тому резюме, которое Барр составил на основе доклада Мюллера. В своем совместном заявлении, опубликованном 24 марта, спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) и лидер меньшинства в Сенате Чак Шумер (Chuck Schumer) отметили, что это резюме было написано человеком, который «не является нейтральным наблюдателем и который находится не в том положении, чтобы выступать с объективными выводами касательно этого отчета».

Что будет дальше? Председатель юридического комитета Палаты представителей Джеррольд Нэдлер (Jerrold Nadler) хочет, чтобы Барр и Мюллер дали показания перед членами его комитета. Это может обернуться раскрытием новой важной информации касательно того, как спецпрокурор проводил расследование в отношении президента, против которого, согласно закону, он не мог выдвинуть никакие обвинения.

Дата слушаний в юридических комитетах пока не назначена, но в первой половине апреля Барр приедет на Капитолийский холм, чтобы решить вопросы касательно бюджета Министерства юстиций. Скоро мы увидим, что будет дальше.

Будут ли выдвинуты новые обвинения?

Краткий ответ: Мюллер не собирается выдвигать новые обвинения, не рекомендует их выдвигать, и он не оставил никаких обвинений про запас.

Однако спецпрокурор никогда не был единственным человеком, способным выдвигать обвинения. Федеральная прокуратура Нью-Йорка занимается расследованием нескольких дел, касающихся расходов на церемонию инаугурации и на предвыборную кампанию. Генеральные прокуроры нескольких штатов занимаются расследованием деятельности компаний Трампа. У Палаты представителей, где большинство мест сейчас занимают демократы, есть право вызывать свидетелей и осуществлять контроль.

Всем, кому удалось избежать обвинений в рамках расследования Мюллера, стоит обратить внимание на ту строку в резюме Барра, где он говорит о передаче части материалов другим прокуратурам — намек на то, что не все расследования завершены. Уже известно, что часть материалов Мюллер передал прокурору в Вашингтоне, а часть — федеральным прокурорам в Вирджинии.

Как теперь будет разворачиваться борьба за право ознакомиться с полным текстом отчета Мюллера, и кто в ней победит?

Возможно, всем потребуется помощь юристов.

КонтекстNYT: «охотники на ведьм» остались ни с чемThe New York Times25.03.2019NBC News: расследование Мюллера завершено, напряжение растетNBC News23.03.2019Обзор американских СМИ: Трамп торжествует, сговора с Россией не былоИноСМИ25.03.2019Ключевые выводы в отчете Мюллера, несомненно, усилят давление на Министерство юстиций со стороны демократов Конгресса, которые будут требовать предоставить им полный текст отчета, а также всю информацию, собранную в ходе расследования. Если бы выводы Мюллера оказались более удобными для демократов, у чиновников Министерства юстиций было бы больше свободы действий, но в нынешних обстоятельствах требования предоставить все материалы будут крайне настойчивыми.

Хотя Барр пообещал обеспечить максимальную прозрачность, он все же предупредил, что некоторые части отчета г-на Мюллера основаны на материалах большого жюри, которые по закону нельзя публиковать, и что обнародование некоторых данных может повлиять на ход других расследований. Однако по закону Конгресс может одержать в этом вопросе верх, если он решит настоять на своем. К примеру, в 1974 году окружной апелляционный суд одобрил передачу материалов большого жюри касательно предполагаемой вины президента Ричарда Никсона юридическому комитету Палаты представителей.

Тем не менее, борьба в суде может занять некоторое время, а пока, как сообщило Министерство юстиций, чиновники уже предпринимают попытки отделить те материалы расследования, которые можно обнародовать, от тех, которые нельзя. Чиновники пока не называют никаких конкретных сроков, но Конгресс, вероятнее всего, будет настаивать на четких временных рамках.

Один важный вопрос, который в своем письме Конгрессу Барр решил оставить без ответа, заключается в том, как министерство планирует решить проблему защиты неприкосновенности частной жизни лиц, которых непосредственно коснулось расследование Мюллера, особенно в тех случаях, когда Мюллер рассматривал возможность выдвинуть обвинение против того или иного лица, но не выдвинул.

Поссорятся ли Барр и Мюллер?

Ни Барр, ни Мюллер не похожи на людей, готовых на шумный скандал.

Мюллер и Барр дружат почти 30 лет, а их супруги вместе посещают занятия по изучению Библии.

Однако воскресные события могут создать условия для потенциального конфликта между ними. Как сообщил один источник из Министерства юстиций, Барр не проконсультировался с Мюллером, прежде чем отправить в Конгресс свое письмо с кратким изложением выводов Мюллера.

В своем письме Барр постарался обозначить, какие выводы принадлежат ему, а какие — спецпрокурору Мюллеру, однако в Министерстве юстиций нет никаких правил касательно права генерального прокурора выражать его мнение относительно выводов Мюллера в вопросе о препятствовании правосудию. Непонятно, действительно ли Барр косвенно упрекает Мюллера за то, что тот не смог дать более четкого ответа на этот вопрос.

Создается впечатление, что Барр действительно попытался оправдать свой вывод в вопросе препятствования правосудию, сославшись на мнение Розенштейна и добавив, что его заместитель тоже считает, что, даже если бы против Трампа можно было бы выдвинуть обвинение — а это спорный вопрос — для этого недостаточно доказательств. Неясно, действительно ли Розенштейн, который назначил Мюллера спецпрокурором и следил за тем, как тот выполняет работу, согласен с решением Мюллера не давать четкого ответа в вопросе препятствования правосудию. Однако Розенштейн утверждает, что он пристально следил за работой Мюллера, поэтому довольно трудно представить себе, что помощнику генерального прокурора было неизвестно, как Мюллер планировал осветить этот деликатный вопрос в своем итоговом отчете.

Мюллер завершил свое расследование. Но как быть с теми вопросами, в которых еще не была поставлена точка?

Не все огни уже погашены — пока.

В воскресенье утром представитель Мюллера Питер Карр (Peter Carr) подтвердил, что они уже передают открытые дела и что прокуратура Вашингтона берет дело давнего помощника Трампа Роджера Стоуна (Roger Stone), по которому судебные слушания начнутся в ноябре, а также дело Рика Гейтса (Rick Gates), по которому вынесение приговора откладывалось несколько раз в прошлом году в связи с тем, что бывший помощник главы предвыборного штаба Трампа сотрудничал со следствием в рамках нескольких продолжающихся расследований.

По словам Карра, Федеральная прокуратура округа Колумбия также займется расследованием в отношении «Конкорд менеджмент и консалтинг». Эта российская компания, принадлежащая одному из приспешников президента России Владимира Путина, наняла американских адвокатов и готовится пойти в суд, чтобы опровергнуть обвинения в том, что она помогла организовать масштабную онлайн-кампанию, призванную повлиять на результаты президентских выборов в США в 2016 году.

По словам Карра, пока не было принято никаких окончательных решений касательно того, кому будут переданы два резонансных дела, возникших в ходе расследования Мюллера: вынесение приговора Майклу Флинну, бывшему советнику Трампа по вопросам национальной безопасности, который признал себя виновным в даче ложных показаний ФБР, и попытки добиться привлечения к участию в процессе Эндрю Миллера, помощника Стоуна, который в феврале проиграл суд, в рамках которого он пытался доказать незаконность назначения спецпрокурора Мюллера.

Ожидается, что Мюллер покинет свой пост в ближайшие несколько дней, хотя в воскресенье Карр сообщил, что пока точной даты его ухода в отставку нет. Карр также отметил, что он продолжит работать пресс-секретарем спецпрокурора.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.