Eurasianet (США): Азербайджан видит новые возможности для диалога с Арменией

С приходом к власти в Армении нового правительства в Баку растут надежды, что после многих лет застоя наконец появилась реальная возможность добиться прогресса в разрешении конфликта между Арменией и Азербайджаном.

В последние недели высокопоставленные азербайджанские чиновники выступают с необычайно позитивными заявлениями. В декабре президент Ильхам Алиев написал в Твиттере, что «2019 год даст новый импульс процессу разрешения нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном». Также в декабре министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров сказал после встречи со своим армянским коллегой, что «впервые за долгое время мы достигли взаимопонимания». Ни в том, ни в другом случае не было ясно, что именно вызвало эти оптимистичные замечания, но заметное изменение тона обратило на себя внимание.

КонтекстКаталония и основной инстинкт человечестваHaqqin.az26.09.2017Что в обмен на Карабах?Armtimes.com24.01.2017Карабах раскалывает АрмениюHaqqin.az29.08.2016Кроме того, во внешнеполитическом аппарате Азербайджана произошли кадровые перестановки, свидетельствующие об усилении стремления к диалогу со стороны Баку. В конце декабря главой правительственной организации, представляющей перемещенных из Нагорного Карабаха азербайджанцев, стал молодой дипломат Турал Гянджалиев. Он сменил на этом посту более старого чиновника, которого многие считали некомпетентным и неспособным эффективно представлять эту организацию.

Этому предшествовало сентябрьское назначение главным советником Алиева по международным делам Хикмета Гаджиева.

Хотя Гаджиев, занимавший до этого должность пресс-секретаря Министерства иностранных дел, прославился агрессивными выпадами в отношении Армении, во внешнеполитических кругах Баку он известен как сторонник спокойной и умеренной политики, выступающий за установление контактов с армянами. Гаджиев и Гянджалиев не ответили на просьбы Eurasianet.org о комментариях.

Все это кажется реакцией на приход в Армении к власти нового правительства и свержение бывшего президента Сержа Саргсяна. Саргсян, родившийся в Карабахе и участвовавший в войне, считался в Баку олицетворением жесткой позиции Армении по вопросу о Карабахе. Эта территория, международно признанная частью Азербайджана, контролируется армянскими силами со времен войны между двумя сторонами, прошедшей в 1990-х годах. Приход к власти премьер-министра Никола Пашиняна, как кажется многим в Баку, дает возможность вывести из тупика давно буксующие переговоры по разрешению конфликта и в какой-то мере вернуть Азербайджану контроль над этой территорией.

«Азербайджанцы, по-видимому, дают Пашиняну и его команде некоторую поблажку, чтобы посмотреть, улучшит ли это ситуацию, — сказал Eurasianet.org Том де Вааль, специалист по Кавказу аналитического центра Carnegie Europe. — Пока что это очень небольшие шаги, и все они абсолютно обратимы, но в контексте последних лет они выглядят весьма позитивно».

«Изменения, связанные с приходом к власти новой молодой элиты, пробудили во многих сегментах азербайджанской общественности надежду на реальные, ориентированные на результат переговоры и диалог, — писал в недавней статье в журнале „Кавказский выпуск» работающий в Баку аналитик Заур Шириев. — Бóльшая часть общества и руководство в Баку считают, что прежнее армянское правительство извлекало выгоду из наследия карабахской войны, в то время как новое руководство более открыто, и некоторые его члены имеют опыт миротворческой деятельности. Существует возможность укрепления доверия для достижения прогресса в разрешении конфликта».

За последние месяцы произошло заметное, хотя пока и скромное, улучшение двусторонних отношений. В сентябре прошла краткая встреча между Пашиняном и Алиевым, на которой они договорились о создании нового канала связи; с тех пор международные наблюдатели отметили явное сокращение числа нарушений прекращения огня на линии противостояния. Обе стороны смягчили направленную друг против друга риторику в публичных выступлениях, а их министры иностранных дел трижды встречались за последние полгода, и должны снова встретиться в конце января. «Такие встречи, естественно, создают возможность для развития процесса переговоров», — сказала в своих ответах на письменные вопросы Eurasianet.org пресс-секретарь Министерства иностранных дел Азербайджана Лейла Абдуллаева.

Изменения, происходящие в Баку, по-видимому, отчасти мотивированы беспокойством о необходимости не отставать от нового руководства Армении, ставшего любимчиком мировой общественности благодаря харизматичной фигуре Пашиняна и его команде молодых реформаторов.

В частности, предполагается, что назначение Гянджалиева связано с попытками Пашиняна привлечь к участию в переговорах в качестве третьей стороны непризнанное армянское руководство Нагорного Карабаха; сейчас переговоры ведутся только между правительствами Армении и Азербайджана. Баку отвергает такие попытки, утверждая, что правительство Карабаха незаконно и является марионеткой Еревана. Вместо этого Азербайджан собирается выдвинуть в качестве противовеса непризнанному карабахскому правительству группу Гянджалиева, которая официально называется Азербайджанской общиной Нагорно-Карабахского региона Азербайджанской Республики.

Гянджалиев — «один из самых ярких представителей Азербайджанской общины Нагорно-Карабахского региона Азербайджана, — сказала Абдуллаева. — Установление народных контактов между азербайджанской и армянской общинами Нагорно-Карабахского региона позволит укрепить понимание и доверие».
«Сейчас Азербайджан, вероятно, сильнее, чем раньше, ощущает потребность в человеке, который представлял бы эту общину более профессионально и дипломатично, — сказал в интервью Eurasianet.org Фуад Чирагов, специалист по внешней политике, работающий в азербайджанском государственном аналитическом Центре стратегических исследований. — Его назначение — знак того, что Азербайджан готов начать поддержку диалога на общинном уровне в рамках более широкого межэтнического примирения.

Поэтому в этом отношении назначение Турала Гянджалиева можно считать реакцией на недавние позитивные сдвиги в диалоге между Арменией и Азербайджаном».

Однако это стремление к диалогу проявляется в Баку параллельно с другой тенденцией стратегического мышления. В соответствии с нею охлаждение отношений Армении с Россией — ее формальным союзником и гарантом ее безопасности — может помочь Азербайджану извлечь пользу в политической и, возможно, военной сферах. Бакинский аналитик Шириев приводит в своей статье результаты опроса сотрудников МИД и экспертов по внешней политике, в котором их спрашивали: «Создаст ли ухудшение отношений между Арменией и Россией возможности для Азербайджана?» Шестьдесят процентов респондентов дали положительный ответ.

Бывший министр иностранных дел Азербайджана Тофик Зульфугаров заявил в своем недавнем интервью, что «Россия, озабоченная своими проблемами, которых с санкциями становится все больше, скорее всего, избавится от политического груза, коим является Армения […] в этих условиях, в условиях отсутствия перспективной позиции Армении в отношении переговоров, отсутствия серьезных усилий со стороны сопредседателей для интенсификации переговоров, опасность возобновления военных действий очень высока».

В течение тех недель, которые прошли после назначения Гянджалиева, этот 37-летний сотрудник Министерства иностранных дел родом из Карабаха часто выступал в азербайджанских СМИ и активно писал в Twitter. По большей части он придерживался привычной для Азербайджана темы незаконности непризнанных властей Карабаха. Однако вместе с этим он подчеркивал важность «народных» контактов с армянами, живущими в Карабахе. «К сожалению, режим Сержа Саргсяна в Армении не допускал такого диалога, — сказал он азербайджанским СМИ. — Мы надеемся, что сможем установить контакты с армянской общиной и начать конструктивный диалог на новой стадии в процессе урегулирования конфликта».

Неясно, до какой степени власти в Ереване и Степанакерте отзовутся на этот призыв. В ответ на вопрос Eurasianet.org де-факто Министерство иностранных дел Нагорного Карабаха сослалось на заявление из недавнего интервью де-факто министра иностранных Масиса Маиляна, в котором он сказал: «Думаю, никакая сторона не должна чинить препятствия, если представители общественных организаций беженцев из Арцаха, Азербайджана и Армении решат обсудить свои проблемы» (Арцах — армянское название Нагорного Карабаха).

Хотя назначение Гянджалиева может отчасти быть тактическим ходом, оно также может свидетельствовать о «возобновлении попыток установления настоящего диалога, выходящего за рамки риторики агрессии и угроз, препятствовавшей мирному процессу, — сказал работающий в Ереване аналитик Ричард Гирагосян. — Возлагать на этот шаг слишком большие надежды пока рано, хотя любое движение к взаимодействию и диалогу следует приветствовать».

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.