Foreign Policy (США): люди всего мира, перестаньте смотреть на Молдавию!

Политики в этом уголке Балкан настаивают на том, что их страна представляет собой арену геополитического соперничества между Россией и Западом, чтобы извлечь выгоду из всеобщего внимания.

Кишинев, Молдавия — «Некоторые люди ежедневно слушают новости политики. Я не отношусь к их числу, — сказала Лилия, 52-летняя уборщица, отказавшаяся назвать свою фамилию, у выхода одного из пунктов для голосования в молдавской столице. — Я чувствую политику своим карманом. Я могу позволить себе только купить еду и заплатить за квартиру».

Именно такой позиции придерживались многие или даже большинство избирателей 24 февраля, когда в Молдавии проходили выборы в парламент. Их позиция резко контрастирует с той точкой зрения, которую продвигают иностранцы и многие молдавские политики. Иностранцы пристально следили за событиями в этом ничем не примечательном уголке Восточной Европы, считая их очередной фазой в соперничестве между Западом и Россией. На этих парламентских выборах проевропейские партии выступили против пророссийской Партии социалистов Республики Молдова, и обе стороны публично обещали продолжить геополитическое сближение со своими покровителями.

Между тем молдавских избирателей геополитика волнует довольно мало. Опрос, проведенный Международным республиканским институтом накануне выборов, показал, что на голосовании 49% собирались сделать выбор, основываясь на своих тревогах по поводу коррупции. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе объявила эти выборы конкурентными, хотя и несколько омраченными возможными случаями подкупа избирателей и нецелевого использования государственных ресурсов. (Во время предвыборной гонки Фейсбук удалил около 200 аккаунтов, прозвучали обвинения в отравлении ртутью и был зафиксирован массовый приезд избирателей из поддерживаемого Россией Приднестровья.)

Явка избирателей на этих выборах — 49% — стала самой низкой с момента обретения страной независимости от Советского Союза в 1991 году. Те, кто все же пришел в пункты для голосования, не смогли достичь консенсуса. Формально проевропейская правящая Демократическая партия Молдовы пришла третьей, набрав 24% голосов. Ее опередили оппозиционный блок ACUM (27%) и Партия социалистов (31%). Ни одна из этих партий не сможет править страной самостоятельно, и теперь перед ними встает довольно трудная задача формирования коалиции. Во время пресс-конференции на следующий день после голосования президент страны Игорь Додон из Партии социалистов сказал, что, если партии не смогут этого сделать, возможно, придется провести внеочередные парламентские выборы.

По словам Лилии, хотя на президентских выборах в декабре 2016 года она проголосовала за Додона, с тех пор она разочаровалась в его пророссийской партии, и теперь ей больше нравится проевропейский и антикоррупционный блок ACUM. Однако в нищей Молдавии не все проевропейские партии одинаково активно выступают за либерализм и эффективное управление. Геополитика искажает понимание политической ситуации с таких странах, как Молдавия. Кроме того, местные политики уже научились использовать геополитику в своих интересах.

Не так давно Молдавию считали примером успеха распространения идей Евросоюза на восток. В 2014 году Брюссель и Кишинев подписали соглашение об ассоциации, а граждане Молдавии получили право путешествовать по Евросоюзу без виз. Однако после этого ситуация резко ухудшилась. Доверие было подорвано в 2015 году, когда выяснилось, что с 2012 по 2014 год около 1 миллиарда долларов — это примерно 12% ВВП Молдавии — было выкачано из государственного бюджета через три банка. В 2016 году бывший премьер-министр Влад Филат был приговорен к девяти годам тюрьмы за ту роль, которую он сыграл в той краже государственных средств. Затем, в июле прошлого года, Евросоюз заморозил более 100 миллионов долларов финансовой помощи, которую должно было получить проевропейское правительство Молдавии. Это случилось после того, как молдавский суд аннулировал результаты выборов мэра Кишинева, на которых победил Андрей Нэстасе — убежденный критик действующего правительства, который сейчас возглавляет блок ACUM. К ноябрю 2018 года Европарламент назвал Молдавию «государством, захваченным олигархами», и она опустилась на 117-е место из 180 в рейтинге «Трансперенси интернешнл» (Transparency International) по индексу восприятия коррупции. Партия, возглавляемая и названная в честь Илана Шора, которого признали виновным в мошенничестве в 2017 году и который был председателем совета директоров одного из тех трех банков, в результате прошедших выборов даже получила места в парламенте, набрав 8% голосов.

КонтекстAVA.md: выбор ДодонаAVA.MD28.02.2019Observador: Молдавия — жертва борьбы России и ЗападаObservador27.02.2019The Economist: Молдавия находится в ловушке между Россией и ЕСThe Economist26.02.2019The Atlantic: Молдавия между Россией и ЕвропойThe Atlantic24.02.2019

Сегодня Влад Плахотнюк, бывший бизнес-конкурент Филата и самый богатый человек в стране, получил влияние не только над правящей Демократической партией. Сейчас Плахотнюка считают самым могущественным человеком в Молдавии благодаря его повсеместному влиянию на государственные институты. Плахотнюк и его союзники внутри партии приложили массу усилий для того, чтобы убедить своих западных партнеров, что они являются единственными гарантами проевропейской траектории развития Молдавии. Как недавно написал премьер-министр Павел Филип в «ЕврАктив» (EurActiv), если Демократическая партия не одержит победу, это ознаменует собой отказ от европейского будущего Молдавии.

Такая самопрезентация вызывала недовольство со стороны других проевропейских сил в Молдавии, которые своим приоритетом считают борьбу с коррупцией — в том числе борьбу против Демократической партии. «Неважно, идет ли речь о сближении с Европой или Россией, те аргументы, которые молдавская элита пытается донести до Брюсселя и Вашингтона, чрезвычайно далеки от истины, — сказал Влад Кульминский, аналитик в Институте стратегических инициатив в Кишиневе. — Они заинтересованы в том, чтобы Молдавия оставалась серой зоной между Россией и Западом. Они заинтересованы в том, чтобы управлять своим феодальным владением под предлогом участия в геополитической борьбе и не отчитываться ни перед Брюсселем, ни перед Москвой».

Это такой предлог, которым охотно прикрываются как проевропейские, так и пророссийские силы в стране. Поэтому Додон, когда он вступает в конфликт с парламентом или конституционным судом после очередной прокремлевской речи, не может реализовать свои обещания, потому что его роль, по существу, носит символический характер.

«Додон и [пророссийские] социалисты вступали в борьбу с [проевропейскими] демократами только по второстепенным и весьма символическим вопросам», — сказал Кульминский. И добавил, что парламентарии от Партии социалистов поддерживали менее разрекламированные, но при этом более значимые инициативы демократов, в том числе ту новую систему выборов, в соответствии с которой было проведено голосование в прошлые выходные.

Заместитель главы Партии социалистов Влад Бэтрынча решительно отрицает, что социалисты льют воду на мельницу демократов, называя такие предположения отчаянной попыткой повлиять на высокий рейтинг его партии. По словам Бэтрынча, Партия социалистов — это единственная партия, которая за последние несколько лет не запятнала себя скандалами. «Все любят говорить о геополитике. Но мы никуда не движемся — ни в сторону Европы, ни в сторону России. Никто не придет к нам и не станет наводить порядок в нашем доме, пока мы не разберемся с нашей внутренней политикой, — сказал Бэтрынча. — Половина нашего населения смотрит в сторону России, вторая половина — в сторону Европы. Мы должны основывать нашу внешнюю политику на принципе „и/и», а не „или/или»».

Заместитель председателя правящей партии Владимир Чеботарь во время нашей беседы в офисе Демократической партии в центре Кишинева отверг критику Евросоюза. Он указал на регресс демократических институтов в Молдавии, добавив, что его партия протягивает оливковые ветви во всех направлениях в надежде сформировать правительство. «С 2009 года мы были единственной партией, которая старалась сделать так, чтобы европейская интеграция Молдавии стала необратимым процессом. Мы стали единственной партией, у которой был выбор — формировать коалиции с левыми или правыми, и мы создавали коалиции только с проевропейскими силами», — сказал Чеботарь.

«Мы высылали российских агентов и российских дипломатов, и в адрес наших лидеров поступало множество угроз со стороны российских властей», — продолжил Чеботарь. Он добавил, что Москва, возможно, отчасти несет ответственность за дурную репутацию Плахотнюка в Молдавии. «Я помню, что в некоторых наших разговорах с дипломатами и послами они признавали, что мы были правы, предпринимая те меры, которые мы приняли. Молдавия находится на линии фронта — это арена продолжающихся геополитических баталий».

Михай Попшой из блока ACUM считает, что главным победителем на минувших парламентских выборах стал Плахотнюк, а вовсе не Европа или Россия. «Социалисты проиграли больше всех, потому что, сотрудничая с ним, они сильно испортили свою репутацию, что позволило демократам достичь той высоты, на которой они находятся сейчас. У социалистов нет убедительных ответов. Их избиратели поняли, что все это — просто хитроумный ход», — сказал Попшой.

Попшой не сомневается, что с помощью более мелких партий и нескольких независимых членов парламента Демократическая партия сможет сформировать большинство. К ним могут присоединиться и другие, учитывая удивительную склонность молдавских парламентариев массово менять сторону в последнюю минуту. «Мы будем пребывать в состоянии своего рода анабиоза. Отношения с Евросоюзом вряд ли существенно улучшатся, а авторитет режима чрезвычайно низкий», — сказал Попшой.

Однако авторитет Евросоюза среди жителей Молдавии тоже не слишком высокий. «Сегодня, с точки зрения жителей Молдавии, демократия, диктатура закона, права человека, сдержки и противовесы — это практически бранные слова, — сказал Кульминский. — Евросоюз в этом не виноват. Виноваты молдавские политики. У них была отличная возможность построить функционирующее демократическое государство, но все, кто попадал на высокие государственные должности, обнаруживали уже готовую машину для выкачивания денег. И ни у одного не хватило духу сказать: „Нет, я скорее уничтожу эту машину, чем стану использовать ее в своих корыстных целях»».

Корнелиу Чуря, политолог, связанный с Демократической партией, видит ситуацию иначе. С его точки зрения, то осуждение, которое Брюссель демонстрирует по отношению к правительствам Молдавии, свидетельствует не о том, что он обеспокоен ситуацией в этой стране, а о том, что Евросоюз забыл о значимости геополитики на своем заднем дворе. «Такая нравственная позиция кажется не слишком убедительной, если вы видите, что эти принципы не работают одинаково на всей территории Евросоюза, где уже сейчас есть внутреннее разделение, — сказал Чуря. — Поэтому я стараюсь мыслить прагматично: Демократическая партия сумеет пережить критику и дождаться европейских выборов».

Мало кто сомневается, что Кремль хочет, чтобы Молдавия вернулась на его орбиту и отказалась от своих европейских устремлений. Многие жители Молдавии, вполне возможно, тоже предпочли бы такой вариант развития событий (хотя нет никаких причин полагать, что такое будущее принесет с собой более прозрачное правительство). Возможно, как говорит Балаж Ярабик (Balazs Jarabik), специалист по Центральной и Восточной Европе в Фонде Карнеги, ожидания Евросоюза касательно европейской интеграции Молдавии были слишком высокими. «Им было необходимо больше ресурсов и больше терпения — сегодня у Брюсселя нет запаса ни того, ни другого», — сказал он.

Хотя предвыборная гонка уже завершилась, Кишинев до сих пор украшают плакаты с портретами политиков и их смелыми обещаниями. Самыми бросающимися в глаза оказались красные плакаты социалистов, на которых изображены белые звезды и лозунг: «Голосуем за социалистов. Это логично». На плакатах демократов гораздо чаще были изображены счастливые избиратели, а не их лидер. Еще одна серия плакатов — плакаты местного протестного движения — призывала жителей Молдавии «не голосовать за олигархов» и лидеров партий, которые были изображены в шутовских колпаках. Интересно, а много ли вариантов осталось у избирателей?

Максим Эдвардс — редактор и журналист, пишущий о Центральной и Восточной Европе. Он был редактором openDemocracy, а сейчас является ответственным секретарем в OCCRP (Центр по исследованию коррупции и организованной преступности — международный журналистский проект, объединяющий 40 некоммерческих расследовательских центров, десятки журналистов и ряд крупных региональных новостных организаций по всему миру — прим.ред).

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.