Helsingin Sanomat (Финляндия): «Не подходите к несовершеннолетним, даже чтобы просто поговорить» — полиция Финляндии уже давала просителям убежища строгие инструкции

Проситель убежища из Афганистана рассуждает о том, как было бы тяжело, если бы жертвой преступления стал член его семьи.

Когда 11 января появилось сообщение полиции Финляндии еще о четырех подозреваемых в совершении преступлений сексуального характера, живущий в Оулу 33-летний Навид Сафдар был сильно обеспокоен и растерян.

«Я думал, как же такое могло произойти. Как было бы ужасно, если бы такое произошло в моей семье или с кем-то из близких?»

Афганец Сафдари приехал в Финляндию в октябре 2015 года как проситель убежища. Он успел пожить в центрах по приему беженцев в городах Хейнола, Руукки и Кемиярви. Последнее время он живет в Оулу.

Сафдари задумался о том, по законам какой страны живут подозреваемые.

«Это зависит от того, из какой страны они прибыли и к какой культуре они принадлежат. Возможно, они считают, что если на девушке мало одежды, то ее можно изнасиловать».

КонтекстYle: Дети-беженцы пропадают в Европе тысячамиYle16.10.2018Сексуализация детей: проблема невинности и приобретения опытаИноСМИ09.08.2018Как уберечь детей от сексуального насилия?Русская служба BBC13.07.2016Финны мрачно относятся к будущему мигрантовYle07.10.2015

По мнению Сафдари, сбивает с толку, что даже те, у кого паспорт Финляндии есть уже долгое время, все равно плохо знают законы Финляндии. По его мнению, этим людям необходимо дать больше информации.

По словам Сафдари, полиция уже занималась просвещением и распространяла информацию в центрах приема беженцев.

«Я помню, как на занятиях с полициейскими они много раз подчеркивали: не подходи к несовершеннолетним, даже чтобы просто поговорить».

На Сафдари «плохо смотрят» в торговом центре «Валкеа».

«Я сидел там и ждал своего друга, который должен был принести мне книгу. Пожилая женщина плохо посмотрела на меня, и это меня удивило. Позже я услышал, что атмосфера стала более напряженной из-за преступлений и все понял».

Обвинять в чем-то невиновных, по мнению Сафдари, нечестно. У него был такой опыт в Иране, где он, будучи выходцем из Афганистана, считался иностранцем.

43-летний Байрам Полат, уже давно живущий в Оулу, следил за новостями о сексуальных преступлениях с ужасом.

В преступлениях подозревались молодые люди иностранного происхождения, жертвами были несовершеннолетние девочки, дети. С жертвами знакомились через социальные сети.

«Эти преступления были настолько ужасными, что я сразу же начал ждать, когда атмосфера в городе станет враждебной, и это скажется и на моей предпринимательской деятельности».

Переехавший в Финляндию из Турции в 2001 году Полат — владелец популярного в Оулу кебаб-ресторана «Троя» (Troija). Газета «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) взяла у него интервью 11 января, еще до того, как появилось четверо новых подозреваемых.

Ожидания Полата оправдались — на общественном уровне. В последние недели полиция получила жалобы о пренебрежительном отношении к лицам иностранного происхождения, некоторых даже толкали.

«С пренебрежительным отношением сталкивались люди, совершенно не связанные с подозреваемыми в преступлениях. Многие чувствовали, что их присутствие вызывает напряженность, и избегали общественных мест», — прокомментировал «Хельсингин Саномат» атмосферу в городе Оулу следователь Маркус Киискинен (Markus Kiiskinen).

«Действительно очень плохо, что вынуждены страдать невинные люди», — говорит Полат.

В свое время он переехал в Финляндию к финской жене. Сначала пара жила в Турку. Полат работал на промышленном предприятии.

«Когда я перебрался в Оулу, пошел работать в ресторан, поскольку не смог найти работу в сфере промышленности. Я остался в ресторанной сфере и через шесть лет стал предпринимателем».

У Полата есть 12-летняя дочь, и, будучи отцом, он взволнован.

«Я предупредил ее и своих сотрудников, у которых есть дети».

Подозреваемые в совершении преступлений хорошо известны в эмигрантских кругах Оулу.

«Мы и с клиентами о них болтаем. Кто это сделал, откуда они приехали. Эти события затрагивают жизнь беженцев», — говорит Полат.

Необходимо много времени, чтобы хорошо понять культуру Финляндии, считает Полат.

«Не знаю, о чем они там думают, но различий в культурах действительно много. Финляндия — свободная страна, женщины и мужчины здесь равны. Так не во всех странах».

Полат сожалеет о том, что эти преступления были совершены. В дальнейшем, предлагает он, их можно было бы предотвращать при помощи просветительской работы.

«Нужно проводить более эффективную работу по просвещению приехавших в страну людей, учить их финской культуре», — рассуждает он.

Эль Хассан Каззан, руководитель программ по вопросам мультикультурализма в мультикультурном центре «Вилла Виктор» (Villa Victor), испытывает в последние дни настолько сильную боль и грусть, что даже не может выразить ее словами.

«Я, как и многие другие, смущен, потрясен и разозлен. Но ругань здесь не поможет. Я думаю, что с подозреваемыми в совершении преступлений можно будет поговорить, но, наверное, позже, когда шум уляжется».

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.