Ilta-Sanomat (Финляндия): в час ночи у двери квартиры Кристиана Руутту в Баффало стоял Александр Могильный, сбежавший от КГБ в Стокгольме

Агенты советской государственной полиции безопасности КГБ постоянно идут по пятам, не покидает мания преследования, которую подстегивает страх.

Бегство звезды советского хоккея Александра Могильного в Северную Америку 30 лет назад, в мае 1989 года, напоминало фильм о шпионах.

Когда он добрался до Баффало, его поселили к финскому нападающему клуба «Баффало Сейбрз» (Buffalo Sabres) Кристиану Руутту (Christian Ruuttu).

Руутту хорошо помнит ту ночь, когда в дверь его квартиры в пригороде Баффало постучали и ввели в коридор растерянного молодого человека.

«Его привели ко мне примерно в час ночи. В качестве причины сообщили, что я говорю по-русски, потому что Советский Союз находится рядом с Финляндией!» — рассказал Руутту финской газете «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat).

Руутту, конечно, не говорил по-русски, но, тем не менее, разместил у себя молодого человека, который всего день назад сбежал от КГБ в Стокгольме.

Эта история побега, безусловно, стоит того, чтобы о ней рассказать.

Секретный разговор

В 1989 году Советский Союз одержал уверенную победу над Швецией на чемпионате мира по хоккею, после чего началась не менее захватывающая авантюра.

Клуб НХЛ «Баффало Сейбрз» «забронировал» нападающего Александра Могильного еще в 1988 году. Клуб, правда, знал о том, что Северной Америке заполучить советского хоккеиста было практически невозможно.

Тогда еще было время холодной войны. Железный занавес между Западом и Востоком был очень тяжелым.

Тем не менее Джерри Миэн (Gerry Meehan) и Дон Люче (Don Luce), игроки «Сейбрз», сразу же вылетели после окончания чемпионата мира 1989 года в Стокгольм, узнав про начавшийся побег Могильного.

В Швеции им помогали Сергей Фомичев и его жена Лена Хаглунд (Lena Haglund) — женщина, которая позвонила «Сейбрз» и сообщила о готовности Могильного.

Первые проблемы возникли, когда Могильного не оказалось на обговоренном месте встречи, в доме у Фомичева и Хаглунд.

Могильному на тот момент было 20 лет. Он получил деньги и отправился с Фомичевым за покупками.

Скоро в доме зазвонил телефон — пластиковое устройство чуть меньше футбольного мяча, которое, вероятно, стояло на комоде или столе. Время удобных мобильных телефонов, не привязанных к одному месту, еще не настало.

В трубке раздался голос Могильного.

Хоккеист сообщил: если бежать, то надо делать это прямо сейчас. За ним следили.

Хаглунд, Миэн и Люче быстро отправились в торговый центр.

КонтекстИграя в хоккей против ПутинаThe New Yorker05.07.2018Как уговорить хоккейного героя холодной войныThe Guardian11.10.2015Хоккей: исследование русской душиLos Angeles Times24.01.2015Как Фетисов сражался за демократию в разгар холодной войныTribune de Geneve04.04.2011

«Когда мы прибыли на место, Алекс и Сергей сразу же запрыгнули в автомобиль. В зеркале заднего вида я заметил, что за ними побежали. Мы сразу же уехали», — рассказал Люче шведской газете «Экспрессен» (Expressen), которая освещала побег Могильного в своих статьях.

Компания ездила по улицам Стокгольма, чтобы запутать преследователей, и в итоге заехала в американское посольство, где провела много часов.

Там они получили ужасное известие.

«Миэн вышел и сказал, что нашей жизни грозит опасность. Нас искал КГБ», — сказал Люче.

Компания приняла решение пойти в отель.

«Они были очень обеспокоены и представляли, что всюду находятся агенты КГБ», — описывала Хаглунд переживания своего мужа шведской газете.

В свой последний вечер в Швеции сборная Советского Союза слушала выступление певицы Каролы Хеггквист (Carola Häggkvist). Могильного не было.

Короткий разговор с родителями

На следующий день, 4 мая, советская сборная, завоевавшая золото, вылетела в Москву — без Могильного. Строгий тренер Виктор Тихонов разозлился из-за отсутствия Могильного и сказал, что он бросил тень на звание чемпионов мира.

В это же самое время Могильный и его компания испытывали постоянный страх из-за того, что их могут схватить.

Могильный позвонил родителям, чтобы рассказать им о своих планах побега, но разговор получился коротким.

По словам Люче, Могильный позже сказал ему, что шпионы знают, где они находятся: в Москве прослушивают звонки, сделанные из других стран. Да и звонок шел по проводам через телефонные станции, а не чудесным образом летел по воздуху.

Компания, которая везла Могильного, была вынуждена колесить по Швеции без четкой цели. Было важно не подпускать к себе преследователей и шпионов.

Тогда было не до веселья, но позже Хаглунд со смехом вспоминала разные детали, связанные с этой поездкой.

«В большинстве американских машин была установлена автоматическая коробка передач. А теперь ее не было. Они полностью убили машину! Мы только сидели в машине и страдали».

Миэн разобрался с документами Могильного в посольстве удивительно быстро. Снова появилось время, чтобы разместиться в новом отеле.

Путь Могильного к Америке начался рано утром 5 мая 1989 года вместе с Фомичевым, Миэном и Люче. Компания оставила автомобиль на парковке отеля и решила сообщить об этом компании по прокату машин позже. Бегущие от КГБ не хотели рисковать.

Однако в аэропорту Стокгольм-Арланда их ждал печальный сюрприз.

Фомичев купил газету. К ужасу компании, в газете с удивительной подробностью описывались все их шаги.

«Так станешь параноиком»

В статье не говорилось только о последнем месте ночлега компании.

«Так можно и параноиком стать. Смотрел ли этот человек на меня? Не тот ли это тип, которого мы видели раньше? В таких условиях особо не поспишь. Только и ждешь, что сейчас в дверь постучат и кто-нибудь ринется внутрь», — рассказывал Люче газете «Экспрессен».

Позже в самолете недоверчивый хоккеист постоянно спрашивал, неужели он наконец свободен.

Мысли о свободе сразу померкли, когда самолет сел в Нью-Йорке. Из самолета никого не выпускали. В салон ворвалась группа ФБР.

Могильного вместе с помощниками отправили на допрос.

У побега был счастливый конец. Могильному предоставили убежище и разрешение на работу в США.

Руутту: Аку Мокилайнен!

В Баффало Могильного разместили в квартире Руутту, который играл в команде «Сейбрз».

«Его привели ко мне примерно в час ночи. В качестве причины сообщили, что я говорю по-русски, потому что Советский Союз находится рядом с Финляндией! — рассказал Руутту „Илта-Саномат». — Я ответил, что вы, вероятно, говорите по-испански, ведь Мексика — ваш сосед».

Приветственных ритуалов не было, за обеденным столом царило молчание, но со временем общаться стало легче. Могильный продемонстрировал свое чувство юмора.

«Он рассказал, что больше не может играть в сборной Советского Союза, так что он мог бы представлять Финляндию. Он мог бы стать „Аку Мокилайненом»».

Финский вариант имени Могильного напоминал имя тогдашнего главного тренера хоккейной сборной Финляндии Пентти Матикайнена (Pentti Matikainen), который отправился в Северную Америку для отбора новых игроков и тоже остановился в квартире Руутту.

«Руутту взял под свое крыло Могильного, который искал определенной защиты. Когда я был в Баффало, мы встречались каждый день и часто ходили есть вместе», — рассказал Матикайнен «Илта-Саномат».

Один ужин он запомнил особенно хорошо.

«Мы ели куриные крылышки Баффало. Мне сказали, чтобы я ни в коем случае не брал соус даже средней остроты. Я взял самый мягкий. Могильный заказал острый соус. У меня начинали гореть губы, даже когда я просто сидел рядом с этими крылышками. А он просто их проглотил, как ни в чем не бывало», — со смехом рассказал Матикайнен.

Сейчас, спустя 30 лет после этих событий, над ними уже можно посмеяться. Однако тогда Руутту было не до смеха.

«Не могу сказать, что первую ночь я спал хорошо. Я постоянно думал о том, что кто-нибудь может ворваться внутрь и схватить „Аку». Мы же жили в „лесу», в пригороде», — вспоминает Руутту.

В Баффало хоккеист Могильный получил номер 89 — по году побега и своему номеру на драфте НХЛ.

Он был успешным игроком, и это помогло ему быстро войти в команду «Сейбрз». Ему удалось забить шайбу уже в первом матче НХЛ и даже в первом периоде!

Однако он столкнулся с проблемами за пределами ледовой арены.

«Аку, как я его называю, испытывал сильное давление из-за побега и переживал за своих родителей», — рассказал Руутту.

«Что тогда делать с этими деньгами?»

На льду все было хорошо, вне льда было страшно. Могильный настолько сильно боялся летать на самолетах, что иногда для него организовывали отдельный автомобильный трансфер на гостевые матчи.

Руутту запомнил одну такую поездку.

«Для Аку подготовили лимузин из Баффало в Сент-Луис. В конце пути водитель сказал, что не повезет его обратно. По его словам, Аку курил все десять часов поездки».

Нередко Могильный в свое свободное время проезжал пять часов на автомобиле из Баффало в Нью-Йорк, чтобы встретиться с русскими.

По словам Руутту, Могильный быстро научился наслаждаться возможностями «американской сказки». Он покупал машины, фирменную одежду, электронику.

«Он говорил, что во время прогулки на улице ему может упасть кирпич на голову, и он умрет. И что он тогда будет делать с этими деньгами?» — говорил Руутту.

Могильный и Руутту пробыли соседями примерно полтора года. Финн описывает Могильного как хорошего и веселого человека, который в то же время был очень целеустремленным.

После своего первого сезона, когда Руутту собирался улететь на лето в Финляндию, Могильный столкнулся с проблемой. Он не мог так же улететь за границу. Чем же ему было заняться?

Руутту отвел Могильного на поле для гольфа, где он смог бы познакомиться с секретами этой игры.

«Когда я вернулся из отпуска в Баффало, я нашел Аку на поле для гольфа. Он проводил там каждый день с самого утра. За три месяца он добился грандиозных результатов. Это говорит о его целеустремленности и одаренности в спорте. Мои успехи в гольфе были хуже, хотя я тогда играл уже десять лет», — рассказал Руутту.

Могильный и Селянне

Могильный оказался для НХЛ игроком, стоящим всех переживаний. С 1989 по 2006 год он в общей сложности принял участие в 990 матчах регулярных чемпионатов и набрал 473+559=1 032 очка.

Хоккеиста помнят в Финляндии как минимум по сезону 1992‒1993 годов, когда он забил 76 шайб и разделил первое место снайпера лиги с финской звездой Теэму Селянне (Teemu Selänne).

После «Баффало Сейбрз» Могильный играл в клубах «Ванкувер Кэнакс» (Vancouver Canucks), «Нью-Джерси Девилз» (New Jersey Devils) и «Торонто Мейпл Лифс» (Toronto Maple Leafs).

Одной из вершин его карьеры был выигрыш Кубка Стенли в 2000 году. Тогда Могильный играл в «Девилз».

«Когда мы познакомились (1989), Могильный ничего не боялся. Ради хоккея он сделал два важных шага в своей жизни. Первым был переезд из Владивостока в Москву — очевидно, это был вынужденный шаг. Второй шаг был предпринят добровольно. Он ужасно хотел играть в НХЛ», — сказал Пентти Матикайнен.

Сейчас Могильный живет в родном Хабаровске и является президентом клуба КХЛ «Амур».

Кристиан Руутту виделся с Могильным в последний раз три года назад в Женеве.

Сейчас Руутту работает в клубе «Лос Анджелес Кингз» (Los Angeles Kings) и занимается отбором хоккеистов в Европе.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.