Independent (Великобритания): Меган и Кейт на ножах? Почему нам так нравится мысль о враждующих принцессах

Один из возможных побочных эффектов патриотической горячки, охватившей некоторые общественные круги после референдума по Брексит в 2016 году, выглядит довольно неожиданно: у британцев снова есть принцессы, и они враждуют между собой. Большинство из нас, — если не считать людей в цилиндрах из картона и гофрированной бумаги с британской символикой, которые готовы несколько ночей провести в спальном мешке в ожидании королевской особы, стоит им узнать о ее возможном местонахождении, — вероятно, даже не заметили отсутствие принцесс в своей жизни.

Но теперь, когда они у нас есть — речь идет о Кейт Миддлтон (Kate Middleton) и Меган Маркл (Meghan Markle), — мы удивляемся, как вообще могли так долго без них обходиться… особенно это касается редакторов таблоидов. Разумеется, у нас всегда были принцессы, но отнюдь не такие, как Кейт и Меган, которые заполняют брешь в наших будничных, малоинтересных жизнях, — последний раз нечто подобное было 30 лет назад, когда мы следили за историей двух настоящих принцесс — Дианы и Сары Фергюсон (Sarah Ferguson).

То, что Ферги — как, собственно, Кейт и Меган — была герцогиней, а не полноценной принцессой, к делу не относится. Она была принцессой в духе канала «Холлмарк» (Hallmark Сhannel), молодой женщиной, вышедшей замуж за члена королевской семьи, материалом для газетных аналитиков, таким же, каким была Диана, и таким же, какими стали Кейт и Меган.

Мы — британцы, и принцессы — это наше дело. И как раз потому, что мы британцы, нам не интересна вся эта чепуха про платья и тиары из старых диснеевских мультфильмов — свадьба не в счет. Мы хотим, чтобы наши принцессы работали на нас, а это значит, что они должны обладать превосходством. Между ними должна быть вражда.

Кейт и Меган на ножах? Обратимся к заголовкам газет и журналов, вышедших за последние несколько недель: «Королевская вражда подтверждается? „Постановочные» рождественские фотографии Кейт и Меган» [«Экспресс» (Express) от 8 января]; «Кейт Миддлтон чувствует „угрозу», исходящую от „блистательной голливудской звезды» Меган Маркл, заявляет королевский комментатор» [«Сан» (The Sun) от 9 января]; «Несмотря на слухи о „вражде», Меган Маркл покупает Кейт Миддлтон подарок на ее последний день рождения» [«Дэйли Стар» (Daily Star) от 3 января]. В частности, газета «Экспресс» настолько увлеклась этой идеей, что педалирует ее едва ли не в каждом номере. Американский сайт журнала «Гламур» (Glamour) публикует статью под названием «Последние слухи о вражде Меган Маркл и Кейт Миддлтон противоречат логике», где чувствуется пресыщенность темой, но так или иначе редакторы считают нужным ее обозначить.

В некотором смысле можно понять, почему такие страсти разгораются вокруг потенциальной истории о том, что две молодые женщины с очень разным прошлым — и на самом деле уроженки разных стран — не обязательно должны быть лучшими подругами на свете. В конце концов, прошло довольно много времени.

В случае Дианы и Ферги нам нравилось верить в то, что эти принцессы находились во враждебных отношениях после того, как они, подобно Меган и Кейт, вышли замуж за Виндзоров, прибрав к рукам наиболее достойных по тогдашним временам королевских холостяков, Чарльза и Эндрю.

Они были почти ровесницами — Диана на два года моложе Ферги — приходились друг другу пятиюродными сестрами и имели много общих друзей и схожий круг общения. После свадьбы Дианы и Чарльза они сблизились и собирались каждую неделю на ланч, а Ферги часто навещала Диану на правах близкой подруги. В своей автобиографии (1996 год), написанной накануне безвременной кончины Дианы в следующем году, Ферги писала: «Я стремилась поддерживать и защищать ее, как младшую сестру».

Несмотря на установившиеся между женщинами доверительные отношения, таблоиды принялись доказывать, что Ферги и Диана враждовали с самого начала. Высказывалось предположение, что, хотя Ферги была приглашена на свадьбу Дианы и Чарльза, ее не допустили на частный прием после церемонии, и ей это явно не понравилось.

Когда Ферги вышла замуж за Эндрю и подобно Диане стала одним из членов королевской семьи, заявления о возможном соперничестве участились. Было высказано предположение, что стильная, энергичная Сара пользовалась большим расположением родственников со стороны мужа и умела произвести впечатление на королевских особ.

Ферги получила свидетельство пилота, что приятно удивило королеву, и занялась драйвингом, который является одним из увлечений принца Филиппа. Как пишет Эндрю Мортон (Andrew Morton) в биографии принцессы Дианы, та жаловалась, что Ферги «находила подход к каждому члену этой семьи, ей это так прекрасно удавалось. На ее фоне я выглядела ничтожеством».

Однако, несмотря на слухи, Диана и Ферги продолжали быть подругами, особенно после того, как в 1992 году обе развелись с мужьями, хотя к моменту смерти Дианы женщины год как не разговаривали — по сообщениям, Диане не понравилось то, как Ферги изобразила ее в своей книге.

Но, вероятно, пример того, как эти женщины выдерживали натиск слухов, может послужить хорошим уроком для Кейт и Меган: ведь, сталкиваясь с домыслами желтой прессы о том, были они подругами или соперницами, Диана и Ферги… использовали таблоиды в своих собственных интересах.

КонтекстСможет ли Меган Маркл спасти монархию?The New York Times30.11.2017Британия: королевская свадьба за 32 миллиона фунтовThe Telegraph UK03.04.2018«Трудная герцогиня» не поняла, что королевский двор — это не Голливуд? (Telegraph)The Telegraph UK16.01.2019Разумеется, реальность, в которой живут Меган и Кейт, отличается от той, в которой существовали Диана и Ферги. Раньше желтая пресса выходила только в печатном виде, не было круглосуточного новостного цикла, и не каждый простой смертный мог позволить себе камеру. Таким образом, освещение в прессе деятельности и всяческих похождений членов королевской семьи осуществлялось посредством организованных фотосессий и интервью, а когда на сцену вступили Ферги и Диана, через работу папарацци.

Ни Ферги, ни Диана не принадлежали к королевской чете [если не считать того факта, что обе были потомками Уильяма Кавендиша (William Cavendish), четвертого герцога Девонширского], их воспитание не подчинялось строгим правилам королевского двора, и ни одна из них не собиралась после замужества порывать со своей прежней жизнью.

Действительно, одно из самых печально известных событий, которое в каком-то смысле положило начало этой новой эпохе в жизни королевской семьи, произошло во время девичника Ферги, когда она, Диана и еще несколько человек переоделись полицейскими и устроили вечеринку в ночном клубе «Аннабель» (Annabel’s nightclub) в Мейфэр (Mayfair), а закончили свою бурную гулянку тем, что ради шутки не пустили принца Эндрю, вернувшегося со своего мальчишника, в Букингемский дворец.

Разумеется, это событие стало лакомым кусочком для таблоидов, а стремление газетчиков публиковать подобные истории из жизни новой породы королевских особ со временем только крепло и, вероятно, достигло своего апогея после того, как были расторгнуты браки Дианы и Ферги.

Один из самых громких и горячо обсуждаемых инцидентов произошел в 1993 году, когда в «Дейли миррор» и «Сандей миррор» (Daily and Sunday Mirrors) были опубликованы фотографии Дианы во время ее занятий в фитнес-зале LA Fitness в Айлворте (Isleworth), Западный Лондон.

Эти снимки были сделаны владельцем спортзала Брайсом Тейлором (Bryce Taylor) при помощи скрытой камеры, но, когда стало известно о способе, которым были получены фотографии, и разразился скандал, Тейлор даже не стал раскаиваться в содеянном. Он сказал «Ивнинг стэндарт» (Evening Standard), что «98% людей на его месте поступили бы так же».

Между тем этот инцидент запустил еще одну дискуссию о том, до какой степени члены королевской семьи — особенно Диана и Ферги — заигрывали с прессой.

Аргумент Брайса Тейлора состоял в том, что Диана сознательно «хотела», чтобы ее заметили в спортзале, иначе она бы не стала посещать такое публичное место. Он сказал «Стэндарт», что она не пыталась заходить туда рано утром или поздно вечером, а приходила в самые популярные часы. Пресса даже выдвинула предположение, что Тейлор и Диана действовали сообща, однако владелец спортзала усиленно отрицал эту версию.

Поступят ли Кейт и Меган благоразумно, если решат последовать примеру своих предшественниц и начнут привлекать внимание прессы нелепыми нарядами, обеспечивая газетчиков пикантными новостями для первых полос и развеивая эти слухи о вражде? Если мы посмотрим на то, что в конечном итоге случилось с Дианой, то ответим «нет». Сегодня, с появлением социальных сетей и смартфонов, медиа изменились безвозвратно. Тогда, 30 лет назад, и принцесса, и пресса продвигались в некоторой степени наощупь, по пути устанавливая основополагающие правила. И, разумеется, ничего хорошего из этого не вышло.

Когда в 1997 году Диана умерла, вину за ее гибель без колебаний возложили на прессу. Автомобиль принцессы скрылся в парижском туннеле, пытаясь избежать преследования папарацци; спастись бегством ей так и не удалось. Средства массовой информации набросились с критикой на самих себя, некоторые отделы пытались дистанцироваться от шаек настырных папарацци, которых непосредственно обвиняли в автокатастрофе, ставшей для Дианы роковой. В последующие два десятилетия взаимодействие СМИ с королевской семьей претерпело значительные изменения.

Уильям и Гарри, сыновья Дианы, крайне негативно относятся к тому, как пресса обращалась с их матерью накануне ее гибели и даже в момент автокатастрофы. Несколько лет назад, по случаю двадцатой годовщины инцидента, Уильям вспоминал, как папарацци доводили Диану до слез и открыто ею пренебрегали. Еще мрачнее прозвучали слова Гарри в документальном фильме Би-би-си «Диана, 7 дней»: он сказал, что журналисты, преследовавшие мерседес Дианы в туннеле, не только не оказали помощь, когда произошло столкновение, но вместо этого остановились, чтобы сделать побольше снимков.

В интервью «Скай ньюс» (Sky News) два года назад писатель и королевский фотограф Ян Ллойд (Ian Lloyd) сказал, что «папарацци невероятно досаждали Диане, особенно в последние два года ее жизни. Интерес прессы к ее персоне наблюдался всегда, но за последние два года он действительно вышел из-под контроля».

Хотя после смерти Дианы таблоиды умерили свои аппетиты в отношении королевских историй, новая волна публикаций началась, как только Уильям и Гарри достигли совершеннолетия. В 2015 году Кенсингтонскому дворцу пришлось издать бескомпромиссный указ, призывающий прессу сохранять дистанцию в отношении сына Уильяма и Кейт, Джорджа.

В письме к руководителям СМИ говорилось следующее: «Фотографы папарацци готовы идти на все, чтобы следить за перемещениями принца Джорджа и скрытно делать его снимки, которые потом можно продать горстке международных СМИ, по-прежнему готовых за них платить.

Совсем недавно — буквально на прошлой неделе — произошел тревожный, хотя и довольно типичный, инцидент. Один фотограф арендовал автомобиль и припарковался в малозаметном месте возле детской игровой площадки. Мало того, что машина уже была с затемненными стеклами, так он не поленился завесить салон простынями и устроил настоящую засаду: запасся едой и напитками, чтобы весь день безотрывно вести наблюдение в надежде сфотографировать принца Джорджа».

А когда французский журнал напечатал фотографии Кейт Миддлтон, загорающей топлесс, пришедший в ярость Уильям не только выступил с публичным заявлением, но и потребовал компенсацию за совершенное преступление.

Если Диана и Ферги принадлежали к первому поколению членов королевской семьи, ставших мишенью жаждущей сенсаций таблоидной индустрии, то их преемницы Кейт и Меган, вероятно, уже извлекли соответствующие уроки и действуют с их учетом.

Бывали времена, когда отношения между членами королевской семьи и средствами массовой информации носили гораздо более беспристрастный характер, и официальные источники не опускались до того, чтобы комментировать последние слухи или копаться в грязном белье.

Однако расследование Левесона (Leveson Inquiry) в 2011 и 2012 годах, поводом для которого послужил скандал с прослушиванием телефонов, выявило самые нечистоплотные методы работы СМИ. Похоже, с тех пор мы наблюдаем большую осторожность со стороны прессы в том, что касается освещения жизни королевской четы, и большую готовность самих членов королевской семьи и их пресс-секретарей проявлять интерес к случаям проблемного поведения.

Поэтому, если мы когда-нибудь и увидим Кейт и Меган одетыми в полицейскую форму и зажигающими в ночном клубе Мейфэр, это ни в коем случае не будет попыткой ублажить желтую прессу и отвлечь внимание от слухов о вражде, равно как не будет следствием недостаточного умения работать на публику.

Нынешнее поколение членов королевской семьи выросло в глобализированном мире социальных сетей и в своем взаимодействии с прессой ведет себя гораздо более уверенно, чем их предшественники.

Возможно, мы еще услышим комментарии Кейт и Меган по поводу их предполагаемой вражды, которая вызывает такую шумиху в желтой прессе. А возможно, этого не случится. Но будьте уверены: в любом случае условия будут диктовать они, а не редакторы и папарацци, которые больше не заправляют делами королевской семьи, пусть даже они ежедневно твердят нам об этом на первых полосах своих газет.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.