Корреспондент (Украина): подожженная Европа

Измененная Европа

До недавнего времени Европа не была такой. Ведь как все хорошо начиналось: свобода, демократия, права человека, вольная пресса, социальное государство, верховенство закона. Сказывалось стремление скорее противопоставить ужасам Второй Мировой войны новую жизнь. К началу нового третьего тысячелетия зеркальные манящие витрины, инновации в инфраструктуре, высокие темпы роста экономики, богатая жизнь европейцев заставляли элиты восточно-европейских стран выстраиваться в очередь на вступление в Евросоюз. И все изменилось.

Костры на улицах европейских столиц — это лишь следствие, а где источник горения, в чем причины? И почему лидеры Европы вдруг заговорили о европейских армии, валютном фонде и даже своем Совете безопасности? Вызвано ли это лишь оторопью о хаотических, чаще враждебных в отношении Европы шагах Трампа? Скорее всего нет. Является ли подобный процесс свидетельством того, что ведущие политические европейские элиты разочарованы нынешним состоянием дел, что они понимают: прошлой оптимистичной, процветающей Европы уже нет? Скорее всего да!

Но является ли сегодня Европа такой же как в конце 90-х годов? Будем основываться не на обширных, многословных, хотя и убедительных исследованиях, а на фактах и событиях сегодняшней жизни членов ЕС и блока в целом. И дело тут не столько в том, что, фактически, большинство стран Евросоюза охватили масштабные демонстрации, длительные противостояния общества со своей властью. Это лишь один из факторов, это индикатор, а не причина, к которому мы еще вернемся.

Многие эксперты объясняют кризисные явления последствиями незаконной миграции в Европу, как причину многих разрушительны проблем в Евросоюзе. И это правда, однако не вся. Миграция в Европу началась не вчера, а позавчера. И проблема содержания, перераспределения между странами, даже высылки выходцев из Африки и Азии за счет европейского бюджета, далеко не самая большая. Европа стареет, многие европейские страны лишаются деятельных трудовых ресурсов. Европа лишается своих этнических кодов.

Приведу один пример, который, впрочем, характерен для большинства европейских стран. Как свидетельствует британская «Дэйли мэйл» белые студенты находятся в меньшинстве в каждом десятом учебном заведении Великобритании. А по специальностям фармацевтика, бизнес зарубежных соперников этнических британцев уже 70%. Причем, если в 2006-2007 годах количество белых студентов бакалаврата составляло 30%, то спустя 10 лет оно уменьшилось на 3% и подобная тенденция сохраняется.

Но мигранты не только заполняют коридоры и аудитории европейских вузов, они все более подвигают местных жителей в трудовых ресурсах, причем уже давно не только на подсобных работах. В конце — концов, мигранты прошлых волн входят во власть, становятся законодателями и министрами в странах Европы. Уже три года министром культуры Голландии является Хадия Тайик, приехавшая сюда из Пакистана. А мэром Лондона стал также выходец из Пакистана Садик Хан. Те же процессы проходят во Франции, Финляндии, Бельгии и других странах. И эти представители прибывших этносов, понятно, не просто торжествуют на своих постах, они действуют. Отменяя, к примеру, празднование вокруг новогодней елки с Санта Клаусом в городке Каппедаль (30 км. от Копенгагена), требуя нового дресс-кода для европейских подростков в школах и колледжах и т.п. И в этом случае с их мнением уже не считаться не получится. Они уже наводят свои порядки. Так является ли Европа европейской?

Однако, миграционный вал, породивший кризис в еврозоне, рассоривший и расколовший блок, является тоже следствием, а не причиной. Следствием захватившего с 90-х Европу евроатлантического угара. Уже само соучастие европейских стран в ближневосточных и африканских авантюрах Вашингтона раскололо элиты и породило кризис власти. Однако последствия этого соучастия были еще более разрушительными. И это не только обеспеченные Вашингтоном миграционные цунами на Европу.

Несмотря на значительные усилия европейских лидеров следовать в русле американской политики, они не были оценены США по достоинству. Эпоха трансатлантической солидарности закончилась, а НАТО, скорее всего, будет сходить на нет. И не столько из-за Трампа, и того, что США материально это не потянет. Война США с Россией в Европе — глупость. Ибо океан, который ранее защищал Америку от зловещего СССР, наполнен российскими ядерными подводными лодками с «Калибрами», а космос гиперзвуковыми «Сарматами» и «Кинжалами». Так что вкладываться в оборону Европы Белому дому бессмысленно. Разве что попугать русских.

Сами-сами

Поэтому Вашингтон вполне логично требует от европейских стран финансировать в НАТО. Но это весьма дорого для многих стран (даже для Германии), и, кроме того, дела в экономике Европы далеко не блестящи. Возникшее в послевоенные годы Европейское объединение угля и стали трансформировалось в 1957 году в Европейское экономическое сообщество и до конца 90-х демонстрировало серьезные преимущества интеграции европейских экономик.

КонтекстCarnegie Moscow Center: Макрона накрыла антиэлитистская волнаCarnegie Moscow Center16.12.2018Курсор: акция «желтых жилетов» началась в ИзраилеКурсор15.12.2018Der Spiegel: «желтые жилеты» — новая историческая сила?Der Spiegel12.12.2018Восстание «желтых жилетов» — сигнал Западу и мируИноСМИ07.12.2018Однако, с началом 2000-х достижения стран Европы, серьезно пошатнувшиеся после кризиса 2008 года, все более идут на спад. «Проблема экономического роста — общеевропейская, — подчеркнул главный итальянский финансист. — Ее следует решать совместно, а не для каждой страны в отдельности и тем более без каких-либо конфронтаций. Такое впечатление, что Европа не осознает ситуацию и, похоже, не в состоянии проводить макроэкономическую политику стабилизации».

Несмотря на некоторое оживление общих показателей в ЕС, в ряде стран (Италия, Греция, Испания, Франция и даже Германия) экономические показатели вызывают глубокую озабоченность общественности. И эта озабоченность усиливается на фоне запредельных суверенных долгов и дефицитов бюджетов многих европейских стран. Европа утратила широкое, равноправное, взаимовыгодное экономическое сотрудничество с США, но тот же Вашингтон эффективно препятствует развитию подобных процессов между Европой и Азией, Ближним востоком.

И здесь, как вы понимаете, уже не до щедрых дотаций для стран — просителей в ЕС. А это не может не порождать раздражение, склоки, жалобы в Евросоюзе. Польша еще только почувствовавшая оскудевший поток дотаций, уже заговорила о возможном выходе из ЕС. И не одна она.

Именно за счет новообращенных в Евросоюз в блоке растут центробежные настроения и рейтинги евроскептиков. Одиннадцать стран, политически нестабильных и экономически депрессивных продрались в Евросоюз по протекции США. Однако теперь они устраивают бузу в блоке, ссылаясь именно на «доверительные отношения с Вашингтоном». И изобретенная Меркель и Макроном стратегия «разных скоростей» не поможет усилить консолидацию евростран, а лишь усилит евроскептические настроения и призывы левых и националистических правительств Европы. И когда господство Германии в Евросоюзе (из-за чего журналисты в шутку называли ЕС «IV Рейхом»), похоже, подошло к концу, младоевропейцы явно ободрились.

В благополучной некогда еврозоне и не заметили, что эпоха глобализма, подброшенная Америкой, неизбежно приводит к взрывному росту популизма (вспомним избрание Трампа и референдум по брекзиту в Британии). А популисты, как известно, плохие управленцы и плоды их работы — это стремительное сокращение среднего класса, экономическая деградация (вспомним Испанию, Грецию, Италию и Францию с ее «желтыми жилетами»). А за полулистами на политическое трибуны приходят правые, возможно нынешние «гитлеры» Европы. «С 2000-го по 2018 год доля европейцев, которые голосуют за популистские режимы, возросла с 5 до 25 процентов», — заявил на конференции в Институте Монтеня американский политолог Яша Мунк, автор книги «Народ против демократии».

По мнению болгарского ученого Крастева, СССР в свое время развалился из-за неспособности его руководства правильно оценить перспективы социально-экономического развития мира, стремления за людей решать, как им жить, во что верить. Похоже сегодня европейский блок трещит по швам именно по этим причинам. Развал атлантической солидарности, возникновение новых центров силы взамен однополярного мира, с которыми следовало бы не бороться, а сотрудничать жестко сказались на «достижениях» и стабильности еврозоны.

Однако, один из важнейших факторов консолидации ЕС — СССР пал 18 лет назад, а новых факторов для этого, кроме утратившего силу евроатлантизма, так и не нашли. Зато во многих странах, в первую очередь в восточной и южной Европе, заговорили о национальных интересах. А вице-премьер итальянского правительства Сальвини инициировал создание «Лиги лиг» Европы для преодоления миграции, получив поддержку от Венгерского президента В. Орбана. Они вместе ополчились против диктата Меркель.

Не отстает и «Вышеградская четверка». Она еще больше сплотились после начала брексита. Выдвинула новые требования к руководству Евросоюза еще до быстрого падения акций германского канцлера. А еще есть малоизвестная инициатива «Ганза +», куда вошли 15 стран северной Европы и…Мальта с Португалией. Новая раскольная инициатива стали лишь новым шагом к дестабилизации единого ЕС. А затем и возникла внезапно Франция со своими «желтыми жилетами». В европейских столицах, озабоченных собственными проблемами, без сочувствия отнеслись к Макрону, когда на улицах французских городов бушевали «желтые жилеты». Но мало кто ожидал, что такие же «желтые жилеты» появятся на улицах в Бельгии и Нидерландах, перекроют трассы в Польше и в Каталонии, встанут на Вестминстерском мосту в Лондоне.

И когда до парламентских залов и министерских кабинетов дошел запах гари от акций гражданского неповиновения в других странах Европы тоже начали осознавать, что Евросоюз не вечен и спасать их извне никто не собирается. Да к тому же на плакатах многих демонстрантов написано «Прочь из ЕС!» И никто из европейских лидеров не готов сегодня обещать, что деструктивные действия оппозиции, популистов и просто недовольных окончатся завтра.

И сегодня тем, кто понимает те процессы, которые разрушают Евросоюз, впору звать на помощь не пожарников и спасателей для гашения пожаров. Необходимы новые решения, новые лидеры. Сохранить европейский блок можно только при условии, когда произойдет его перезагрузка. То есть в новом Евросоюзе, как экономико-финансовом объединении сохраняются в полном плане ведущие страны блока. Во-вторых, отказ от принципа консенсуса в принятии решений в новом союзе. Возможно, стоит создать некий Совет, может и безопасности (по проекту Меркель и Макрона) для оперативного и ответственного принятия решений. Новопринятые (по ошибке, либо под давлением Вашингтона) члены бывшего ЕС могут остаться (если они захотят), сателлитами партнерами и т.п., но без гарантированных дотаций и права голоса (влияния) на решения. Только в этом случае может открыться новая дистинкция эффективной интеграции европейских стран.

Но есть и еще одна важная и безусловная задача. Подобную кардинальную реформу можно успешно провести при условии единства и полной готовности политического класса способствовать этому процессу. Не менее объемная и неотложная задача властей (в том числе и политических элит) состоит в том, чтобы провести кропотливую работу с обществом, населением, приучить, побудить его к ответственному и вдумчивому отношению к политике, выборам и своей собственной жизни, отрицая популизм, политический экстремизм и национализм.

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.