Le Figaro (Франция): территориальные вопросы европейских выборов

Возникшее в ноябре 2018 года движение «желтых жилетов» подчеркнуло значимость территориального вопроса во Франции, поскольку масштабы мобилизации людей очень серьезно колебались между центрами больших городов, прежде всего Парижа (там она была очень слабой) и периферийными и сельскими зонами (там она наоборот оказалась высокой). Такое распределение вновь вывело на первый план предвыборную географию, поскольку у разных групп французов, по всей видимости, сложились непримиримые взгляды в зависимости от их места жительства, что должно оказать существенное воздействие на результаты выборов. Из всего этого следует, что картография голосования на европейских выборах за четыре главные на данный момент (эта картина сложилась после президентских выборов 2017 года) французские партии — «Вперед, Республика» (ВР), «Национальное объединение» (НО), «Республиканцы» и «Непокоренная Франция» (НФ) — позволит нам многое понять насчет их динамики в ближайшие годы. Поэтому предлагаю вам рассмотреть главные географические вопросы каждой из них на майских выборах.

Что касается президентской партии «Вперед, Республика», ее успех в 2017 году опирался на альянс больших городов (с большим числом представителей глобализованных верхних слоев общества) и центристской Франции атлантического побережья (она отличается меньшей степенью урбанизации, но меньше затронута безработицей). В общих чертах это соответствует зонам поддержки Франсуа Байру (François Bayrou) на президентских выборах 2007 года. В результате, самым интересным на европейских выборах станет то, получится ли у списка во главе с Натали Луазо (Nathalie Loiseau) сохранить широкое территориальное присутствие, которое в прошлом уже было залогом победы. Так, хотя ВР, скорее всего, сохранит или даже усилит свое преимущество в больших городах, особенно на фоне усталости населения от устраиваемых «желтыми жилетами» погромов на протяжение нескольких месяцев, на побережье на подобное рассчитывать сложно в связи с принятыми Эммануэлем Макроном после прихода к власти мерами, будь то ограничение скорости в 80 км/ч или же повышение налогов на дизельное топливо. Не исключено, что часть разочарованного электората отвернется от ВР. Кстати говоря, в По, который всегда считался оплотом союзника ВР Франсуа Байру, «желтые жилеты» пользовались широкой поддержкой, что не сулит ничего хорошего для партии. Таким образом, география голосования за ВР на европейских выборах станет проверкой для способности президента сохранить позиции в долгосрочной перспективе. Если он потеряет голоса побережья, его будущее будет выглядеть неопределенным.

Что касается «Национального объединения» Марин Ле Пен (Marine Le Pen), его географические опоры со временем изменились и расширились. Таким образом на последних президентских выборах ей пришлось принимать во внимание «раздвоенность» между «югом» (то есть, исторически поддерживающим партию средиземноморским побережьем) и «севером» (северо-восточные регионы стали новым рабочим оплотом бывшего Нацфронта в связи с его более социально ориентированной риторикой последних лет). Параллельно с этим НО с 1980-х годов сдает позиции в больших городах, и его результаты на западе страны заметно хуже. В мае, наверное, вряд ли стоит ожидать расширения поддержки НО в городах, но будет интересно проследить, продолжится ли его смещение в сторону северо-востока: «Республиканцы» создают конкуренцию НО на средиземноморском побережье, тогда как на севере перед ультраправыми открыта широкая дорога в связи с отсутствием альтернативного политического предложения, которое бы перекликалось с проблемами местного населения. Кроме того, получится ли у партийного списка во главе с Жорданом Барделлой (Jordan Bardella) завоевать запад, всегда сторонившийся идей НО, на фоне активной мобилизации «желтых жилетов» в этой части страны? Территориальные приобретения и/или потери НО покажут, обречено ли оно на вечную роль трибуна, как в прошлом Компартия, или все же имеет шансы однажды прийти к власти.

Особенно остро географический вопрос стоит для «Республиканцев», которым сейчас прочат заметно меньше голосов, чем на президентских выборах 2017 года. Мы увидим, есть ли у этой партии президентское будущее. В условиях слабых показателей республиканских правых поддержка Франсуа Фийона (François Fillon) в 2017 году опиралась на исторические бастионы — такие, как состоятельные западные пригороды Парижа, богатые курорты Лазурного берега и регионы с сильной католической традицией (запад, Вандея, Савойя, Центральный массив и Эльзас). На европейских выборах 2019 года выяснится, получится ли у списка «Республиканцев» во главе с Беллами, Эвраном и Данжаном сохранить позиции в больших городах (с помощью «эффекта Беллами», депутата от Версаля)? Или же их поддержка сместится в сельские регионы в соответствии с антигородской линией лидера партии Лорана Вокье (Laurent Wauquiez), которая направлена на «периферическую Францию» и намерена составить там конкуренцию НО (партия Марин Ле Пен перетянула на себя народную базу французских правых). Если «Республиканцы» серьезно сдадут в больших городах, им не стоит питать надежд на возвращение власти.

КонтекстLe Monde: миграционный вопрос в ловушке европейских выборов 2019 годаLe Monde02.04.2019Le Figaro: почему мало кто интересуется европейскими выборами?Le Figaro06.03.2019Le Monde: Марин Ле Пен идет в наступление на МакронаLe Monde14.01.2019Апостроф: Европа на пороге хаосаАпостроф09.01.2019

Наконец, распределение голосов может многое сказать и о «Непокоренной Франции». Несистемный кандидат Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Mélenchon) смог показать хорошие результаты на президентских выборах 2017 года как в пригородах больших метрополий с высокой долей населения иностранного происхождения (оплот партии), так и в части тех департаментов, где коммунисты демонстрировали высокие результаты во время славного тридцатилетия (Приморская Сена, Верхняя Вьенна, Од). При этом на севере он сдал позиции под напором НО. Сейчас списку партии во главе с Манон Обри (Manon Aubry) прочат намного меньше голосов, чем на президентских выборах 2017 года. Сможет ли НФ заявить о себе где-то помимо пригородов? На фоне движения «желтых жилетов» Франсуа Рюффен (François Ruffin) активно продвигал политику завоевания «периферической Франции», но она, судя по всему, не дала особых результатов, раз НФ не собирается менять позицию по иммиграции. Если география голосования за НФ сократится на будущих европейских выборах, можно будет сказать, что успехи Меланшона в 2017 году стали исключением в связи с особыми условиями (в частности, крахом Соцпартии), и что поддержка ультралевых вернется на традиционный уровень.

Анализ предвыборной географии четырех главных политических партий на европейских выборах 2019 года позволит сформировать более четкую картину политической динамики во Франции после кризиса «желтых жилетов». Существует ли до сих пор в стране партия, которая пользуется широкой территориальной поддержкой и может рассчитывать на победу на президентских выборах 2022 года? Или же мы движемся к территориальной раздробленности, которая отражает раздробленность общества, в рамках чего каждое политическое образование становится представителем определенного типа территории? Во втором случае электоральное будущее представляется крайне неопределенным.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.