Liberation (Франция): 100 лет назад Украине не удалось стать независимой

В 1919 году подписанный после Первой мировой войны Версальский договор перечертил европейские границы. Украина хотела быть услышанной во то время. Не вышло. Рассмотрим же этот неизвестный эпизод ее истории.

Мирная конференция в Версале начала работу чуть больше 100 лет назад, в январе 1919 года. Ее целью было перечертить границы Европы, чтобы заложить основы устойчивого мира. Век спустя мы видим пробелы и ошибки этого начинания победителей Первой мировой войны. Одной из таких ошибок стал отказ пустить украинскую делегацию за стол переговоров и принять во внимание стремление Украины к независимости.

Украинская делегация прибыла в Париж в конце января. Союзники (англичане и французы) и центральные державы (Германия и Австро-Венгрия объединились в военно-политический блок, противостоявших Антанте в Первой мировой войне. Центральными державы назывались из-за своего расположения в центре Европы, — прим. ред.) подписали перемирие 11 ноября 1918 года и начали работать над содержанием будущих соглашений.

На украинской земле в это время продолжались бои. На юге, у Одессы свирепствовала Белая армия Деникина, которую поддерживала французская миссия Фрайденберга. На западе армия генерала Юзефа Халлера (Józef Haller) сражалась под польским флагом против украинской армии в Галиции при тайной поддержке Фердинанда Фоша (Ferdinand Foch) и Жоржа Клемансо (George Clemenceau), которые не говорили об этом открыто. На востоке Красная армия вела наступление на полки Украинской народной республики. Симону Петлюре и его армии пришлось иметь дело сразу с двумя российскими агрессорами без какой-либо иностранной поддержки.

Таким образом, организовавшие конференцию победители и Украина находились в совершенно разном расположении духа. В этой непростой обстановке украинская делегация Григория Сидоренко прибыла в Париж, чтобы отстоять право страны на независимость. Тем не менее ей не удалось участвовать в работе наравне с другими. Представители Украины присутствовали, раздавали информационные материалы, находились на некоторых собраниях, встречались с политиками… Но у них не было официального статуса.

КонтекстЕспресо: Независимость — это шансЕспресо28.08.2018Главред: Война с Россией — вопрос времениГлавред22.08.2018Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, следует разобраться с контекстом. Прежде всего, проигравшие не участвовали в работе и не имели права слова. Германия, Австро-Венгрия и Османская империя были исключены из процесса, что впоследствии дало пищу для чувства несправедливости и жажды реванша. Погрязшая в двух войнах (империалистической и гражданской) Россия тоже не участвовала в конференции, что позднее дало Сталину возможность заявить о невнимании к российским интересам и затребовать право на реванш. Это была конференция триумфаторов, на которой великие империи, британцы и французы, договорились в присутствии США о распределении зон влияния и реализации геополитических проектов.

Версальский договор был подписан по завершению работы конференции 28 июня 1919 года и значительно изменил европейскую геополитику. Три империи (Австро-Венгрия, Османская империя и Германия) перестали существовать. Возникли новые государства: Югославия, Чехословакия, Венгрия, Литва, Латвия и Эстония. Польша сумела вернуть себе независимость. Как бы то ни было, несмотря на все усилия своей молодой дипломатии, Украина не смогла добиться подобного для себя. Существует ряд факторов, которые делали невозможным формирование суверенного украинского государства 100 лет назад. Рассмотрим шесть важнейших.

Первым фактором, разумеется, было то, что украинскую делегацию не пустили за стол переговоров. Поддержанная англичанами французская дипломатия была верна логике партнерства с Москвой, хотя Россия тоже в полной мере не участвовала в переговорах. 100 лет назад Франция была уверена в важности сохранения альянса с Россией и поэтому систематически вставала на защиту ее интересов. Как мы видим, официальная российская позиция по Украине не изменилась с тех пор: Москва не хочет ее независимости и мечтает интегрировать украинские земли в свою империю, избавившись от украинской идентичности.

Во-вторых, у украинской делегации не было единой стратегии. По сути, в Париже одновременно работали две официальные делегации: одна представляла Украинскую народную республику, а вторая — Западную Украину. Кроме того, от лица Украины пытались говорить другие группы: Украинский национальный совет Федора Савченко (федералисты), Комитет украинского действия, Украинский национальный комитет (русофильская организация), делегация Галиции и Карпат и множество других небольших групп. Некоторые из них в тайне получали поддержку российского посольства.

Григорий Сидоренко был не профессиональным дипломатом, а инженером по образованию, профильным министром Петлюры. В мемуарах Клемансо описывается эпизод, когда Сидоренко стучал по столу кулаком из-за разочарования в том, что его не понимали. Работа Сидоренко не дала результатов, и в июле его заменили на Михаила Тышкевича, гораздо более образованного человека с несомненным дипломатическим талантом. Тем не менее основные решения к тому моменту уже были приняты. Шедшая на Украине война за независимость противоречила интересам Франции и Великобритании, которые стремились как можно скорее провести раздел земель и зон влияния.

Третьим фактором неудачи украинской делегации стала российская и в меньшей степени польская пропаганда. Белые эмигранты массово участвовали в этом событии, и хотя все представители российского дворянства были убежденными противниками большевиков, они все равно оставались империалистами. Сама мысль о независимости Украины была им чужда. Польские иммигранты в свою очередь были очень активны в Париже XIX века. Сын известного поэта Владислав Мицкевич (Vladislas Mitzkevich) приложил немало усилий для того, чтобы Галиция стала частью Польши. Все эти противники украинской независимости смогли убедить Клемансо, что символизировавший эту борьбу Петлюра был не меньшим большевиком, чем Троцкий. Этот неверный образ повлек за собой трагические последствия.

Четвертый фактор — недостаточная информационная активность с украинской стороны. Украинский национальный совет Федора Савченко публиковал с 1918 года федералистский бюллетень, в котором представлял Украину как федеративную часть России. Это в корне противоречило настрою боровшихся за независимость воинов Петлюры. Украинский пресс-центр вел регулярную работу, и Петлюре удавалось в перерыве между боями направлять обращения участникам конференции, сообщать новости с фронта… С бюллетенем можно ознакомиться в библиотеке Петлюры в Париже, и он говорит о том, что украинцы стремились популяризировать свою борьбу во Франции. Тем не менее им никто не помогал. Страницы несут на себе отпечаток цензуры. Французы неоднократно лишали украинцев доступа к телеграфу. Информационное влияние украинцев в Париже было очень слабым, чего не сказать о России или Польше, которая намеревалась подмять под себя украинские земли.

Пятый фактор касается неоцененности большевистской угрозы во Франции. Редкие друзья Украины вроде сотрудничавшего с французской дипломатией журналиста и эксперта Жана Пелиссье (Jean Pélissier) не могли донести свой призыв в поддержку Украины до Клемансо и Фоша. Они подчеркивали необходимость формирования с Петлюрой общего фронта против большевиков, который полностью отвечал интересам Франции. В Париже предпочли другую концепцию: ослабление Германии с помощью усиления Польши и формирование «санитарной зоны» против большевизма. Враги Украины воспользовались событиями 1918 года, то есть подписанием Брест-Литовского мира, чтобы представить всех украинцев сторонниками немцев. Сражавшийся в тот момент на Украине Симон Петлюра не мог объяснить свою позицию и стал жертвой дискредитации, которая сформировала ему не имеющий ничего общего с действительностью образ.

Последним является человеческий фактор. В украинской дипломатии было несколько выдающихся деятелей вроде первого министра иностранных дел Александра Шульгина или Михаила Тышкевича, который возглавил украинскую делегацию в июле. Тем не менее, как пишет генерал Жорж Табуи (Georges Taboui), первый официальный представитель Парижа при правительстве Петлюры в 1917-1918 годах, в книге «Как я стал комиссаром Украинской Народной Республики», «события оказались выше некоторых сил». У Украины были влиятельные враги и очень мало друзей. 100 лет назад французская дипломатия требовала от своего представителя на Украине только «бороться с излишне проавстрийскими, прогерманскими и сепаратистскими настроениями некоторых членов украинского правительства и обеспеченного класса».

Украинский потенциал не был должным образом оценен, но усилия первых украинских дипломатов, выдающихся личностей вроде Шульгина и Тышкевича, а также борьба за независимость Симона Петлюры не были напрасными. Не вся их энергия была потеряна. Прецедент вековой давности стал важным аргументом для восстановления независимости Украины в 1991 году. Сегодня существует преемственность. Украина все еще сражается, отстаивает свое право существовать, развивать собственную культуру и идентичность. На этот раз Франция в партнерстве с Германией становится посредником на переговорах с российским агрессором. Как и 100 лет назад, эти события сопровождаются информационной войной России против свободного мира. Украина же играет роль бастиона в этой борьбе. Век спустя у Украины стало куда больше друзей среди французов, но их число пока еще не достигло критической массы, которая не дала бы общественности пойти на поводу у популистов всех мастей.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.