От поворота к Азии до Арктики: новая российская доктрина энергетической безопасности (Advance, Хорватия)

13 мая президент Российской Федерации Владимир Путин подписал и обнародовал «Доктрину энергетической безопасности Российской Федерации», которая заменила предыдущий закрытый документ от 2012 года. После принятия прошлой доктрины на энергетических рынках и в международной политике произошли значительные изменения, в том числе в США активно развивалась нефтяная индустрия, упали цены на энергоносители, развивалась индустрия СПГ, возросла значимость возобновляемых источников энергии и климатической политики, а кроме того, против России ввели международные санкции. Публикация новой доктрины — это сигнал, адресованный НАТО и Европейскому Союзу, о том, что Россия воспринимает их действия в сфере энергетики как враждебные по отношению к РФ.

В доктрине определяются угрозы и вызовы безопасности российского топливно-энергетического сектора, а также ставятся цели и задачи перед соответствующими государственными органами, отвечающими за энергетическую безопасность. В целом основное внимание в доктрине уделяется внутренним российским вопросам, и, в частности, развиваются идеи энергетической стратегии страны 2009 года, а также политики индустриальной безопасности 2018 года. Как и в доктрине национальной безопасности РФ, а также в экономической доктрине, российское сотрудничество с азиатскими странами здесь рассматривается как шанс. А вот политика, проводимая Европейским Союзом и НАТО, считается угрозой, несмотря на то, что в 2018 году около 74% российского газа и около 41% российской нефти были экспортированы в страны-члены Европейского Союза.

В доктрине напрямую не фигурируют названия НАТО и Европейский Союз, но разделы явно повествуют об их действиях. В документе упоминается угроза и влияние санкций на российский энергетический сектор. Согласно доктрине, угрозу также представляет и «дискриминация» российских компаний, которую создают изменения в регулировании и законодательстве (ссылка на поправки к газовой директиве Европейского Союза, которую Россия резко раскритиковала). В доктрине говорится, что эту дискриминацию оправдывают диверсификацией энергетических резервов. Таким образом, документ подтверждает, что санкции наносят ущерб российскому энергетическому сектору, а, с другой стороны, подтверждает важность сотрудничества с членами Европейского Союза и НАТО.

Доктрина двусмысленна в части, касающейся монополий, что, вероятно, связано с лоббингом компаний и влиятельных представителей российской элиты, которые хотят снятия некоторых ограничений (например, в том, что касается монополии Газпрома и допуска большего числа компаний для выполнения шельфовых работ на территории России). Среди рисков — неспособность компаний вовремя распознать возможную дискриминацию со стороны других государств и их субъектов.

КонтекстAnadolu: глобальные энергетические войны США и РоссииAnadolu Ajansı27.03.2019Yeni Şafak: торговые войны ставят мировую экономику с ног на головуYeni Safak03.06.2019Bloomberg: Россия укрепляет позиции на мировом энергетическом рынкеBloomberg08.04.2019«Россия останется энергетической сверхдержавой»ИноТВИТ26.03.2019

Российские компании могут истолковать это как то, что их стимулируют к более активному обхождению санкций и последствий нормативов ЕС, которые российские власти считают вредными. Здесь явно идет речь о роли, которую играет новая российская элита, так называемые «кремлевские дети». Они уже заняли важные посты в ключевых секторах экономики (энергетика, банковская сфера, инвестиции) и постепенно будут учиться управлять и выстраивать политику. Тем самым они укрепляют позицию своих родителей в российской системе и упрочивают вредную политическую и бизнес-систему в России. Так сохраняются семейственность и коррупция. Хотя российская система в долгосрочной перспективе кажется неустойчивой, элиты изо всех сил будут защищать ее, как только смогут, а не реформировать.

Россия продолжает попытки укрепить собственные позиции как главенствующей державы, но ее экономический и политический потенциал будет ограничивать коррумпированная система. В условиях, когда его возможности ограничены, Кремль в отчаянии может попытаться вернуться к традиционной политике авантюризма и эскалации напряженности в отношениях с Западом, чтобы укрепить свою власть внутри страны и навязать Западу уступки, касающиеся сферы влияния России или привилегированных экономических отношений с ЕС или с его членами по отдельности.

В доктрине отражен российский «поворот к Азии» после присоединения Крыма. ЕС в контексте сотрудничества не упоминается, и при этом подчеркиваются предпосылки углубления интеграции в рамках СНГ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Сейчас на уровне ЕАЭС ведется работа по созданию единой рыночной и энергетической политики. Если она будет сформирована, то охватит 20% мирового газа и семь процентов нефти. Кроме того, в доктрине говорится о необходимости налаживания более тесных энергетических связей с другими странами БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества, хотя на самом деле пока торговля там ограничивается только Китаем. Кроме того, прогнозируется сотрудничество со странами ОПЕК и Форумом стран-экспортеров газа. Это стоит расценивать как желание России сохранить высокие цены на энергоносители.

Доктрина отражает негативное отношение России к нетерпимой позиции, которую заняли такие страны, как Польша, в вопросе важных для РФ инициатив, а также к некоторым законодательным нормам Европейского Союза и к политике диверсификации энергоснабжения. Документ также подтверждает, что санкции вредят российскому энергетическому сектору (в особенности технологиям), что наведет противников России на мысль о том, что эти санкции необходимо сохранить и, если Россия нарушит международное право, расширить. В документе отмечается, что некоторые транзитные страны способны красть запасы, что может говорить о готовности России устроить энергетический кризис, например, в Белоруссии или на Украине. Это, в свою очередь, может повлиять на поставки нефти и газа и нарушить транзит через Польшу.

Значимость Арктического региона как российской базы ресурсов будет только возрастать. В 2017 году запасы Арктики оценивались в 17% от общероссийской добычи нефти и 90% от добычи природного газа в РФ. Крупнейшие российские компании активно работают на полуострове Ямал и Гыдан, а арктический континентальный шельф и значение Арктики для российского нефтегазового сектора упоминались еще в арктической стратегии России от 2008 года и в других стратегических документах. Согласно геологическим исследованиям, проведенным в США, Арктика скрывает 30% мировых неразведанных запасов газа и 13% мировых неразведанных запасов нефти.

Специализированная буровая установка «Арктика», на заводее по сжижению природного газа на ЯмалеВ будущем серьезность российских притязаний на континентальный шельф будет расти по мере истощения российских континентальных запасов. Строя столь масштабные планы насчет шельфовых запасов, Россия расширит свои территориальные претензии на Арктику, в том числе на Хребет Ломоносова, который, как утверждается, является частью российского континентального шельфа. Если это утверждение подтвердится, хребет позволит России получить доступ к месторождениям, скрывающим, по оценкам, пять миллиардов тонн нефти и газа (на сегодня запасы нефти составляют около 14,5 миллиардов тонн). Хребет Ломоносова проходит через Северный полюс между российским архипелагом Новосибирских островов, Гренландией и канадским островом Элсмир. Уже много лет Россия пытается доказать свою правоту в ООН. Но уверенности в ее успехе нет, поскольку Канада и Дания тоже предъявляют территориальные претензии на хребет.

Несмотря на большие потенциальные запасы в этом регионе, Россия мало их использовала. Ей мешали, в частности, санкции, которые ввели Европейский Союз и Соединенные Штаты и которые ограничивают доступ России к технологиям добычи. В результате Россия вынуждена менять западную технологию на собственную или искать замену в других странах мира. Кроме того, российские компании не обладают необходимым опытом шельфовой добычи в столь сложных условиях и вынуждены сотрудничать с партнерами, располагающими соответствующими знаниями. Российский закон ограничивает право получения лицензии на шельфовую добычу в Арктике. Лицензии выдаются только государственным компаниям с как минимум пятилетним опытом подобных работ, а значит, добывать там могут только Газпром и Роснефть. Другие компании, таким образом, вынуждены работать с ними.

В последние несколько лет низкие цены на нефть являлись еще одной проблемой, из-за которой добыча в сложных условиях была невыгодной. Сейчас только подразделение Газпрома «Газпромнефть» добывает энергоносители в этом регионе. Так, в 2017 году там добыли 2,6 миллионов тонн нефти и 0,6 миллиардов кубометров газа на месторождении Приразломное. Однако в будущем возможно расширение добычи благодаря налоговым льготам.

 

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.