Проигрышная стратегия президента Трампа: сближение с Бразилией и противостояние с Китаем (Rebelión, Испания)

Введение

США с распростертыми объятиями встречают режим, обреченный на провал, и угрожают самой динамичной развивающейся экономике мира. Президент Трамп расточает похвалы недавно избранному президенту Бразилии Жаиру Болсонару, обещая ему укрепление экономических, политических, социальных и культурных связей между двумя странами. С другой стороны, администрация Трампа настроена на разрушение китайской модели роста, вводя с этой целью все новые жесткие санкции и провоцируя раздробление страны.

При выборе друзей и врагов Вашингтон руководствуется упрощенной концепцией краткосрочной выгоды и стратегических потерь.

В данной статье мы проанализируем причины, по которым отношения между США и Бразилией нацелены на глобальное доминирование Вашингтона, попытаемся выяснить, почему Белый дом опасается динамичного роста независимого и конкурентоспособного Китая.

Бразилия в поисках крестного отца

С момента своего вступления в должность Болсонару объявил о программе отказа от государственного управления экономикой, действовавшего почти в течение века. Сообщил о намерении полностью приватизировать государственный сектор, включая такие стратегические области как финансы, банки, добычу полезных ископаемых, инфраструктуру, транспорт, энергетику и предприятия обрабатывающей промышленности. При этом будут предоставляться льготы иностранным транснациональным корпорациям. Предыдущие гражданские и военные режимы защищали национализированные предприятия, входившие в трехсторонние союзы, состоявшие из иностранных, государственных и местных частных компаний.

В отличие от предыдущих гражданских правительств, избранных демократическим путем, которые стремились (хотя и не всегда успешно) повысить пенсии, зарплаты, уровень жизни и соблюдали трудовое законодательство, Болсонару пообещал уволить тысячи служащих государственного сектора, урезать пенсии и повысить возраст выхода не пенсию. При этом он снижает зарплаты и поденную оплату с тем, чтобы повысить доходы и сократить издержки капиталистов.

Президент Болсонару обещает повернуть вспять аграрную реформу, отобрать у крестьян их земли и передать помещикам, привлекать иностранные инвестиции в качестве альтернативы. Вырубка лесов в бассейне Амазонки и передача этих участков земли крупным скотоводам будет означать экспроприацию миллионов акров индейских земель.

В области внешней политики новое правительство Бразилии обещает следовать курсу США по всем стратегическим вопросам: поддерживает экономическую войну с Китаем, выражает согласие с захватом палестинских земель Израилем (и тоже собирается перенести свое посольство в Иерусалим), одобряет подрывную политику США, направленную на свержение законно избранных правительств Кубы, Венесуэлы и Никарагуа. Впервые в истории Бразилия предложила Пентагону разместить на своей земле его военные базы и военнослужащих для будущих войн и вторжений.

На страницах таких изданий как «Файнэншл Таймс», «Вашингтон Пост» и «Нью-Йорк Таймс» США одобрили политику бесплатной передачи ресурсов и суверенитета, проводимую Болсонару. Бразилии обещают период бурного роста, крупных инвестиций и восстановления экономики, если у режима хватит «смелости» навязать свое предательство.

Подобно многочисленным случаям, имевшим место в недавнем прошлом, когда к власти в Аргентине, Колумбии и Эквадоре приходили правые неолиберальные режимы, журналисты и эксперты, пишущие на финансовые темы, преднамеренно замалчивали возможные трудности и кризисы.

Экономическая политика режима Болсонару не учитывает то обстоятельство, что она зависит от экспорта сельскохозяйственной и горнорудной продукции в Китай, а также того, что ее конкурентом является американский экспорт. Экспортеры сельхозпродукции будут не в восторге от смены торговых партнеров. Если Болсонару все же будет упорствовать в проведении своей антикитайской линии, то они сделают все возможное, чтобы свести ее на нет.

Иностранные инвесторы приберут к рукам государственные предприятия, однако маловероятно, что они смогут увеличить производство, учитывая огромное сокращение занятости, уменьшение зарплат и поденных выплат, что вызовет обвал потребительского рынка.

Возможно, что банки предоставят кредиты, но потребуют высокую процентную ставку за «повышенный риск», особенно когда правительству придется столкнуться с нарастающей волной социальной оппозиции, которую возглавят профсоюзы и общественные движения, а также с ростом преступности в результате милитаризации общества.

У Болсонару нет большинства в Конгрессе, который зависит от поддержки миллионов государственных служащих, работников на постоянной и временной зарплате, пенсионеров и представителей разного рода меньшинств. В Конгрессе трудно будет заключить какие-либо союзы, не прибегая к коррупционным схемам. Членами правительства Болсонару являются несколько министров, в отношении которых проводятся следственные действия по обвинению в мошенничестве и отмывании денег. В суде их демагогические рассуждения о непричастности к коррупции рассеются как дым.

Маловероятно, что Бразилия предоставит значительные воинские контингенты для военных авантюр США регионального или мирового масштаба. Военные соглашения с этой страной утратят свое значение, как только усилится внутреннее волнение.

Неолиберальная политика Болсонару приведет к углублению неравенства и ударит в первую очередь по тем 50 миллионам бразильцев, которые за последние годы вышли из состояния бедности. Сближение США с Бразилией обогатит Уолл-Стрит, финансовые воротилы которой возьмут деньги и пустятся наутек, оставив США один на один с гневом и возмущением его несостоявшегося союзника.

Противостояние США и Китая

КонтекстCFR: торговая война Трампа с Китаем делает Россию вновь великойCouncil On Foreign Relations19.12.2018Мин Бао: Китай намерен одержать победу над Трампом на выборахМин Бао04.10.2018Expresso: Болсонару готов разместить в Бразилии американскую военную базуExpresso09.01.2019Folha: Жаир Болсонару — наиболее подходящий президент для сегодняшней БразилииFolha30.10.2018В отличие от Бразилии, Китай не собирается уступать свой суверенитет или позволять эксплуатировать себя в экономическом плане. Китай проводит собственную долгосрочную политику, направленную на развитие самых передовых отраслей экономики, включая электронику и коммуникации.

Китайские изобретатели уже регистрируют больше патентов и научных разработок, чем США. Благодаря значительному государственному финансированию в Китае больше инженеров, выдающихся исследователей и ученых, чем в США. В 2017 году инвестиции в Китае достигли 44%, что значительно превышает аналогичный показатель в США. От экспорта товаров с незначительной добавленной стоимостью Китай перешел к высокотехнологичным товарам, в частности, электромобилям, которые он продает по конкурентоспособным ценам. Китайские айфоны, например, вытесняют продукцию фирмы «Эппл» (Apple) по цене и качеству.

Китай открыл свой рынок транснациональным корпорациям со штаб-квартирой в США в обмен на доступ к передовым технологиям, что Вашингтон называет «вынужденной конфискацией». Он также заключает многосторонние и инвестиционные соглашения (на данный момент, они действуют более чем с 70 странами) на строительство целого ряда крупных объектов в Азии и Африке.

Вместо того чтобы следовать экономическому примеру Китая, Вашингтон жалуется на несправедливую торговлю, хищение технологий, протекционизм рынка и ограничение частных инвестиций со стороны государства.

Китай мог бы предоставить Вашингтону долгосрочные возможности для улучшения своего экономического и социального положения, если последний признал, что китайская конкуренция представляет собой положительный стимул.

Вместо того чтобы осуществлять крупные государственные инвестиции с целью развития экспорта, Вашингтон прибегает к угрозам применения военной силы, экономическим санкциям, введению таможенных пошлин с тем, чтобы защитить отсталые отрасли промышленности США. Вместо того чтобы вести переговоры о рынках с независимым Китаем, Вашингтон идет на сближение с вассальными режимами, вроде режима Болсонару в Бразилии, находящемуся в экономической зависимости от США, от экспорта своей продукции в эту страну.

Вашингтону нетрудно подчинить себе Бразилию и получить краткосрочную прибыль в виде рынков и ресурсов, но при этом бразильская модель неустойчива и нежизнеспособна.

Соединенным Штатам необходимо прежде всего торговаться, вести переговоры и договариваться с Китаем по вопросам, представляющим взаимный интерес. Если США будут сотрудничать с Китаем, это обеспечит им устойчивый рост.

Заключение

Почему США решили принять в свои объятия реакционную Бразилию вместо того, чтобы сблизиться со страной, за которой будущее?

Прежде всего потому, что его политическая система — империализм — насквозь милитаризована и нацелена на мировое господство. США не хотят конкурировать с динамично развивающимся Китаем, а стремятся подчинить его себе, вынуждая отказаться от государственных институтов, политики и приоритетов, которые делают эту страну великой.

Вашингтон требует, чтобы Китай поступился своим суверенитетом, допустил большее проникновение американского капитала в энергетику и взял курс на рыночную стихию. Американской экономической политике присущи коррумпированные банкиры, спекулянты и лоббисты, защищающие интересы нужных им стран, в частности Израиля. Экономическая политика Китая определяется интересами развития промышленности и проводится в жизнь централизованным государством, обладающим волей и способностью отдавать под суд сотни высокопоставленных коррупционеров.

США не могут сдержать подъем Китая, наращивая свое военное присутствие вблизи его границ, поскольку экономическая политика Пекина сводит на нет наличие американских военных баз и преодолевает таможенные пошлины посредством диверсификации своих новых торговых соглашений.

Например, Китай ведет переговоры с Индией о значительном увеличении импорта сельхозпродукции, в том числе риса, сахара, молока, соевых продуктов и хлопка. В настоящее время в торговле Индии с Китаем наблюдается торговый дефицит, особенно в области станков и промышленных товаров. Дели намерен отказаться от американского импорта. Китай подписал важные торговые и инвестиционные соглашения со странами Юго-Восточной Азии, Южной Кореей, Японией, Пакистаном, Россией и Австралией, а также со странами Африки, Латинской Америки (Бразилия, Аргентина) и Ближнего Востока (Иран, Ирак, Израиль).

У США нет достаточного влияния, чтобы удушить Китай, даже в области наукоемких технологий, поскольку они не так уж зависят от американских наработок. Вашингтон гарантировал соглашения с Китаем, увеличив экспорт автомобилей и обеспечив их техобслуживание. Китай может пойти на ужесточение мер по борьбе с так называемой кражей интеллектуальной собственности, прежде всего потому, что она уже не является первостепенным фактором, ибо большая часть китайских достижений является их собственными разработками. Кроме того, крупные компании и Уолл-Стрит требуют от Трампа заключения с Китаем соглашения об открытых рынках.

Ввиду устойчивого развития китайской экономики (в 2018 году рост ВВП составил 6,5%), упора на расширение сферы социальных услуг, потребительского рынка и предоставления кредитов, политика сдерживающих таможенных пошлин обречена на провал, а военные угрозы только приведут к тому, что Китай будет наращивать и улучшать свою обороноспособность, претворять в жизнь свои блестящие космические программы.

Какими бы ни были временные и ограниченные торговые соглашения, которые подпишут в ходе китайско-американских переговоров, режим Трампа будет придерживаться своей имперской однополярной повестки дня, основанной на поддержке покорных режимов, подобных бразильскому, и противостоянии с Китаем.

Будущее принадлежит независимому, конкурентоспособному и инновационному Китаю, а не вассальным милитаристским режимам, вроде бразильского.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.