Растерянные, разочарованные, разделившиеся во мнениях: что на самом деле думают актеры «Игры престолов» о финальном сезоне? (The Telegraph, Великобритания)

В начале марта 2015 года, незадолго до выхода пятого сезона «Игры престолов», Дэвид Бениофф сидел в 200-летних переговорных комнатах клуба Оксфордского союза, сдерживая усмешку.

Рядом с ним сидели звезды Кит Харингтон (Джон Сноу) и Джон Брэдли (Сэмвелл Тарли) и его соавтор, сценарист Д. Б. Уайсс. Чуть больше часа они говорили о сериале со сцены и отвечали на вопросы из зала. И вот под конец встречи женщина, сидевшая ближе к сцене, cпросила, случалось ли, чтобы актеры были против, когда узнавали, что их персонажа «Игры престолов» убьют.

«Прежде, чем давать почитать сценарий… мы звоним, — сказал с улыбкой Бениофф. — И обычно люди реагируют с пониманием. В этом году мы впервые столкнулись с некоторым сопротивлением: «Вы уверены?» И мы ответили: «Ну да, мы точно знаем, что вы умрете в этом году». Последовал долгий разговор, а затем мы [получили] длинное письмо, в котором говорилось, что это неудачная идея, и от этого нам еще сильнее захотелось прикончить этого человека».

Бениофф сдерживал смех. Но это явно доставляло ему удовольствие. Он не сочувствовал попавшим в черный список актерам. Позже выяснилось, что это заслуженный актер из Белфаста, Иэн Макэлхинни (McElhinney), был глубоко потрясен тем, что его герой, сир Барристан Селми, должен был погибнуть, попав в кровавую западню.

Причина его недовольства была вовсе не в профессиональной гордости или желании сделать карьеру. У Макэлхинни все отлично складывалось и в кино, и в театре, и у него не было недостатка в предложениях (сейчас он играет невозмутимого деда в сериале «Девчонки из Дерри» (Derry Girls) на канале «Чэннел 4» (Channel 4). На самом деле его задело то, что в романах Джорджа Р. Р. Мартина, а он является их поклонником, сир Барристан живее всех живых и находится подле своей королевы Дейнерис Таргариен. 

«Я привел несколько собственных доводов, почему Барристан, по моему мнению, играет важную роль в сюжетной линии Дейнерис и должен в ней остаться, но это не помогло», — рассказал Макэлхинни позже газете «Хаффингтон пост» (Huffington Post)». 

«Это говорит о том, что кто-то просто не читал книги. Я-то их читал, — сказал он в другом интервью. — Так что я думал, что мне еще многое предстоит сделать в новом сезоне, и очень ждал этого. А потом мой агент прислал мне даты съемок и я подумал: «Что-то не сходится»».

В это время «Игра престолов» уже становилась самым популярным телесериалом в мире. На недовольство Макэлхинни, как и на глумливый ответный удар Бениоффа в Оксфордском совете, никто не обратил внимания (в отличие от недавней ситуации, когда Джордж Р. Р. Мартин оспорил заявление Макэлхинни о том, что последние тома «Песни льда и пламени» завершены, но их выпуск решили придержать до финала сериала)».

Зато теперь, когда зрители разносят в пух и прах финальный сезон, по общему мнению безнадежно нелепый, его протест кажется тем, что Бениоффу и Уайссу явно незнакомо: предзнаменованием.

Впереди их ждали новые порции язвительных пересудов. Ровно через год после Макэлхинни другой бывший актер «Игры престолов», Александр Сиддиг (Alexander Siddig — также известный как доктор Джулиан Башир из сериала «Зведный путь. Глубокий космос 9») решил сражаться до последнего и дал разгромное «интервью бывшего сотрудника». Это случилось после того, как его героя Дорана Мартелла, принца Дорна, неожиданно отправили к праотцам, хотя к нему вновь вернулись в начале шестого сезона.

«Многие фанаты радовались, когда узнали, что меня утвердили на роль в этом сериале, и все говорили: «Боже, да, Доран Мартелл. Он будет великолепен в роли Дорана Мартелла»», рассказал Сиддиг интернет-ресурсу startrek.com. 

«Возможно, это был «прощальный поцелуй». Может, они не хотели уделять столько внимания этому герою. Может, они решили: «Что ж, давайте продемонстрируем, что мы не собираемся точно повторять книги. Мы будем делать что-то свое, и это будет первым примером». Ну а может, я сам виноват. Сказал что-то не то кому не следовало».

Как и в случае с Макэлхинни, этот момент восприняли как обиду актера, который в отместку решил вытряхнуть грязное белье. Но через три года, когда «Игра престолов» терпит крах, становится очевидно, что и у более известных актеров есть претензии к тому, в какое русло направили сериал Бениофф и Уайсс после того, как начали отходить от книг.

«Я не сплю ночами из-за всего этого, честное слово, — признался Кит Харингтон журналистам на красной дорожке европейской премьеры «Игры престолов» в Белфасте месяц назад. — Последние две ночи я очень плохо спал, по натуре я тревожный человек».

Красная дорожка — место, где актеры всем улыбаются и не говорят ничего значительного. Харингтон, однако, выглядел искренне встревоженным тем, в какую сторону движутся Бениофф и Уайсс: «Я тревожный человек, а сейчас на нас лежит большая ответственность. Я очень надеюсь, что мы сделали нечто такое, что большинство зрителей — всем, конечно, не угодишь — полюбят. Так что я волнуюсь, но с нетерпением жду момента, когда зрители все посмотрят».

Хотя оставалась всего одна серия, его опасения подтвердились. Джона Сноу буквально вычеркнули из его собственной сюжетной линии. Образ бастарда из Винтерфелла выстраивался как образ возродившегося воина, которому предназначено сразиться с Королем Ночи. Но тут откуда ни возьмись появилась розовощекая Арья Старк и взяла его работу на себя (пока Джон во дворе замка в ужасе смотрит на дракона). 

То, что Арья убила Короля Ночи, показалось сомнительным даже актрисе, которая исполняет ее роль, Мэйси Уильямс. «Я сразу подумала, что это возмутит зрителей; Арья этого не заслужила, — сказала Уильямс, хотя потом она пришла к выводу, что это один из примеров неожиданного сюжетного поворота, которым славится «Игра престолов». — Это нужно делать очень по-умному, иначе люди скажут: «Что же, он [злодей] был не так и страшен, раз какая-то девчонка, которая весит 45 килограмм, просто взяла и заколола его». Нужно уметь это сделать круто. Я рассказала своему парню, а он такой: «Хм, а разве это вообще-то не Джон был должен сделать?»»

Сенсационный поворот с участием Арьи меркнет, разумеется, в сравнении с разворотом на ручном тормозе, который провернули с Дейнерис Таргариен (Эмилия Кларк). В последней из вышедших серии она превратилась в «Безумную Королеву», которая впала в катастрофическое исступление… под звон колоколов.

Будучи одной из главных звезд «Престолов», Кларк никогда не собиралась публично говорить гадости о Бениоффе и Уайссе. И все же, так же как и Харингтон, она явно озадачена тем, в какую сторону развернулась сага.

«Это меня вообще убило, — призналась она «Вэнити Фейр» (Vanity Fair) когда ее спросили об сюжетной линии ее персонажа в восьмом сезоне. — Особенно если подумать, как долго будут еще обсуждать, чем оказалась Дейнерис…»

Она также дала очень странное интервью на красной дорожке вечеринки канала Эйч-би-оу (HBO) по случаю получения награды «Эмми» в сентябре прошлого года. Сейчас оно снова всплыло и читается как недовольство по поводу восьмой серии, которое, как драконий огонь, разрывает средневековое небо.

«Это лучший сезон», — сказала Кларк, слегка прищурившись и повысив тон голоса. Может, она пыталась на самом деле показать нам, что это будет худший сезон? Также неоднозначно высказался Питер Динклейдж (Тирион Ланистер) в видеоинтервью, когда совершенно безэмоционально произнес: «На телевидении нет лучших сценаристов, чем Дэн Уайсс и Дэвид Бениофф». «Так что это вас и ждет», — добавил он. Звучало скорее как угроза, чем рекомендация к просмотру. 

Менее звездные актеры могли позволить себе выражать свое мнение более свободно. На этой неделе, когда Вариса испепелил Дрогон после его неуклюжей попытки предать Дейнерис, исполнитель его роли Конлет Хилл (Conleth Hill) не сдержался.

«В каком-то смысле [значение Вариса] было утрачено, когда сюжет пошел дальше книг [Джорджа Р. Р. Мартина], — сказал он. — Чудаки больше не вызывали такого же интереса. В предыдущем и этом сезонах были замечательные сцены, а я просто появлялся в конце этих сцен и рассказывал о прогнозе погоды: «В 11 часов ожидается дымка», —так что мне стало казаться, что герой где-то растерял свой ум. Если он был так умен и владел такими источниками информации, как случилось, что он ничего не знал о происходящем? Это меня еще сильнее разочаровало».

КонтекстHaaretz: «Игра престолов» и память о ХолокостеHaaretz18.05.2019The Daily Beast: Трамп вдохновился «Игрой престолов» — лишь бы мир не спалилThe Daily Beast17.05.2019Смерть в «Игре престолов»: я ходил с собственной головой в руках (WP)The Washington Post04.05.2019

Другая звезда, недавно выбывшая из сериала, Натали Эммануэль (Миссандея), которая также рассказала о своем недовольстве тем, как ее героиню показали на экране: «Я бы хотела, чтобы в этом сезоне было больше сцен с Дейнерис, или даже Серсеей, таких, где она могла бы предстать во всем великолепии прежде, чем погибнуть. Думаю, тогда многим людям было бы легче это воспринять, и еще это могло бы лучше показать их с Дени дружбу, ведь нам о ней не напоминали уже несколько сезонов, но в конце концов, она ведь оказалась так предана Дени до самой своей печальной кончины, что в каком-то смысле это похоже на Миссандею». Актеры также не упустили из виду, что чем больше Бениофф и Уайсс отклонялись от творчества Мартина, тем больше сериал тяготел к зрелищности. «Развитие персонажей?— проговорился Джо Дэмпси (Джендри), когда его спросили о сюжетной линии незаконного наследника короля Роберта. — Ну нет… [там главное] сюжет… Мне стоило бы попридержать язык». 

Следующий намек на недовольство прозвучал от Николая Костер-Вальдау, также известного как Джейме Ланистер. В последние несколько сезонов, по его словам, сериал перешел на бешеный ритм — и в нем не оставалось места для медленной экспозиции, которая была его визитной карточкой в первые годы.

«Мы привыкли, что нужно ждать целый сезон, чтобы произошло нечто важное. А теперь многие вещи происходят стремительно, — признался он журналу «Вэнити фейр». — Конечно, на экране всех событий не покажешь, но их все же нужно пережить у себя в голове, актеру нужно хотя бы о них поговорить. Приходилось часто достраивать недостающие звенья в этом сезоне».

Джейме превратился в конце своего пути из цареубийцы в сердцееда. Он покинул Бриенну из Тарта, свою спутницу и по совместительству любовницу, ради ядовитой сестры-близнеца Серсеи. Гвендолин Кристи, которая была партнершей Костер-Вальдау и исполнительницей роли Бриенны, призналась, что когда ее героиня скатилась в слезливую любовную тоску — она плачет, когда ее покидает Джейме — ей было «трудно это понять».

«У каждого из нас есть свои представления о том, в каком направлении будет развиваться персонаж, — сказала она. — Иногда твои представления как-то оседают вы голове, а Ден и Дэвид тем временем пишут для тебя что-то совсем неожиданное. Этот персонаж в значительной степени повлиял на мою жизнь и на мои представления о женщинах и о том, как их изображают СМИ, и как к ним относится общество. [Роль Бриенны] пошатнула многие мои убеждения и нашла во мне глубокий отклик. Так что было кое-что, чего я не ожидала. Если вам небезразличен какой-то персонаж, и вы видите, что он прошел через настоящий ад, вам хочется его защитить. Кроме того, из-за того, что мы все живем в современном мире, можно узнать, что о твоем персонаже думают другие люди. Возникает желание воздать героине должное и сделать ее образ очень живым».

Даже сам униженный Эурон Грейджой — он же датский актер Пилу Асбек — казался немного рассерженным на то, к чему все клонится. Один фанат задал ему вопрос в Твиттере о различиях между злодеем типа капитана Джека Воробья и более жутким, почти сверхъестественным героем книг Джорджа Р. Р. Мартина. Актер, похоже, готов был согласиться с тем, что такое решение образа могло бы сработать лучше. «Я знаю, что публика разошлась во мнениях по поводу меня, — рассказал он позже порталу «Инди уайр» («IndieWire») — Некоторые в восторге. Некоторые в ужасе».

Мы считаем минуты до выходных, чтобы посмотреть самый последний эпизод «Игры престолов», и может оказаться, что упреки зрителей несправедливы. Возможно, перед самым финалом сериал объяснит все шокирующие ходы и цитаты прошлых сцен. Это лишь один из двух вероятных исходов, которые обозначил Кит Харингтон в недавнем интервью. Когда его попросили кратко описать финал «Игры престолов», он решил сделать надежные ставки: «Разочарование… ничего грандиозного… одно из двух».

 

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.