South China Morning Post (Гонконг): российский газ не улучшит качество китайского воздуха, пока Пекин не откажется от чрезмерного потребления угля

Китай борется с загрязнением воздуха и пытается заменить уголь на своих теплоэлектростанциях более чистым в процессе горения природным газом. Особенно это касается отопления в зимнее время. По этой причине он укрепляет отношения и расширяет энергетические связи с Россией, которая является одним из ведущих экспортеров газа в мире. Увеличение потребления газа действительно поможет снять часть вопросов, связанных с выработкой энергии, однако главную проблему загрязнения это не решит. Все дело в том, что Китай, думая об экономическом росте, делает ставку на уголь и на металлургию, которая потребляет его в больших количествах.

Китай это главная движущая сила глобального спроса на энергоресурсы. Прогнозы говорят о том, что доля Китая в глобальном потреблении к 2040 году увеличится до 24% (это около 27% глобального чистого спроса). В то же время, Пекин предпринимает попытки сделать экономический рост независимым от выбросов углекислого газа, повышая энергоэффективность, а с недавних пор импортируя газ из России, чтобы сделать структуру энергопотребления более чистой в экологическом плане.

Стремление Поднебесной к использованию природного газа справедливо считается подарком судьбы для России. Учитывая этот растущий спрос, Москва уже лет двадцать стремится наладить долгосрочный экспорт энергоресурсов в Китай. И в последнее время она начала добиваться в этом деле определенных успехов: в июле в Китай пришел ее первый газовоз. Кроме того, близится к завершению строительство нескольких трубопроводов, по которым сибирский газ будет поставляться в КНР.

Но хотя укрепление двусторонних отношений является несомненным геополитическим плюсом, Пекин должен проявлять внимание и осторожность, чтобы увеличивая потребление газа, не забыть про основную проблему, какой является чрезмерное и упорное потребление угля.

Угольная электростанция Вуджин в Шанхае

Китай по объемам потребления угля превосходит все страны мира. Доля угля в его структуре энергопотребления составляет более 60%. Такая диспропорция оказывает долговременное негативное воздействие на окружающую среду, создает серьезную опасность для здоровья населения и накладывает дополнительное бремя на политическое руководство. Призывы снизить загрязнения и углеродные выбросы звучат все громче, поскольку недавно было опубликовано несколько докладов о том, насколько вреден для здоровья и окружающей среды плохой воздух, и насколько серьезны последствия от увеличения содержания двуокиси азота и уровня озона.

Но рассчитывать на быстрые перемены вряд ли стоит, пока в китайской экономике сохраняется такая структура энергопотребления, которой нужны горы и горы угля. Некоторые меры по диверсификации источников принимаются, но уголь по-прежнему остается главным видом топлива для алюминиевой и сталелитейной промышленности Китая, которая уже несколько лет страдает от перепроизводства. По некоторым оценкам, большинство китайских предприятий сегодня теряют деньги из-за низких цен на алюминий и больших производственных затрат, в силу чего эта отрасль накапливает серьезные долги.

В этом году центральное правительство установило лимиты на производство стали и алюминия, но претворением этих решений в жизнь занимаются местные власти, полагаясь на личные оценки чиновников. А чиновники в регионах мерилом успеха по-прежнему считают объем промышленного производства, и нет ничего удивительного в том, что производственные мощности зачастую простаивают. Естественно, это не оказывает почти никакого реального влияния на снижение загрязнений.

А поскольку такая ситуация вводит в заблуждение, чиновники объявили, что поставленные правительством цели по снижению загрязнений достигнуты, причем досрочно. Но реальное снижение очень легко заметить: уменьшение установленных мощностей привело бы к росту цен на сырье.

Но увеличение цен на сталь и алюминий в результате мер по снижению загрязнений также привело бы к усилению экономического спада. Поэтому Пекин теперь уже меньше настаивает на сокращении производства. Это указывает на то, что тяжелая промышленность по-прежнему играет центральную роль в ориентированной на экспорт китайской модели роста, и что между углем и экономической активностью существует тонкая взаимосвязь.

Таким образом, хотя Китай движется в правильном направлении, диверсифицируя структуру энергопотребления, за экономический рост ему приходится расплачиваться. Конечно, многое может измениться. По прогнозам, в предстоящем году темпы развития экономики снизятся, и вслед за этим Китай может приступить к реализации планов по сокращению потребления угля. В конце концов, мало кто сомневается в том, что со временем потребление угля в стране пойдет на убыль, поскольку в ее экономике происходят важные структурные изменения, и на смену промышленному производству и экспорту в качестве движущей силы экономического развития придет сфера услуг и внутреннее потребление.

Такой переход должен вдохновить руководство на реализацию дополнительных мер по ускоренному сокращению потребления угля. Предлагается снизить спрос на уголь не только в тяжелой промышленности, но и в жилищно-коммунальном хозяйстве, где уголь очень часто используется для отопления. Но даже переход на газ для отопления домов вряд ли станет идеальным решением проблемы загрязнения.

В прошлом году южные провинции Китая столкнулись с острой проблемой нехватки газа, причем произошло это в условиях, когда многие домашние хозяйства уже отказались от использования угля для отопления и демонтировали соответствующее оборудование. Не имея иных вариантов, власти были вынуждены перенаправить коммерческие поставки газа на нужды индивидуальных потребителей, лишив компании и предприятия топлива. Такие перебои показали, что нужна долгосрочная и комплексная политика, позволяющая распутать хитросплетения, связанные с диверсификацией энергопоставок.

Принятых на сегодня мер явно недостаточно для существенного улучшения качества воздуха. Хотя Китай с Россией добились геополитической победы, такая победа ни к чему не приведет, если китайское общество не увидит результаты в борьбе с загрязнениями. Пекину не следует говорить о том, что газовый импорт из России позволит полностью решить проблему. Если Китай не сумеет доказать, что он серьезно взялся за решение экологических проблем, давление на коммунистическую партию будет усиливаться.

Дмитрий Фроловский — политолог и независимый журналист. Он работает консультантом по политике и стратегии, и пишет на тему российской внешней политики.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.