Стрельба в мечети Крайстчерча: «я прощаю его» — послание выжившего инвалида преступнику, убившему его жену (NZHerald, Новая Зеландия)

Когда вооруженный человек ворвался в мечеть Аль-Нур и стал без разбора стрелять, у Хусны Ахмед была одна цель — спасти детей и женщин.

«Берите своих детей, идите сюда!» — кричала она, выводя группы людей через боковую дверь, подальше от пуль.

Убедившись, что они в безопасности, женщина вернулась внутрь, чтобы помочь своему прикованному к инвалидной коляске мужу.

Шесть лет назад Фарида Ахмеда сбил пьяный водитель, и он остался парализованным.

Хусна знала, что ему не убежать от террориста, и отчаянно хотела добраться до мужа и помочь ему выбраться.

Она была убита, как только вернулась в мечеть.

Фарид думал, что погибнет именно он.

«Это было ужасное зрелище… я видел кровь, видел раненных и трупы, видел людей в панике» — сказал он.

«Они толкали друг друга в попытках выбраться. Я размышлял, как смогу выбраться. Подготовился, велел себе успокоиться. Не было смысла паниковать — что произойдет, то произойдет».

Фарид находился в боковой комнате и не мог видеть стрелка, но слышал выстрел за выстрелом и крики ужаса.

Окна были разбиты, и люди стали выбираться через них.

Фарид увидел возможность выбраться через освободившийся проход среди испуганной толпы.

«Я рискнул и медленно двинулся вперед, ожидая, что в любую минуту мне могут выстрелить в голову сзади».

«Я осторожно выбрался на улицу… моя машина была припаркована за мечетью, я оказался за ней и решил остаться там».

Из своего укрытия Фарид следил за дверью, из которой должны выходить женщины и дети.

Никто не появился, но он был уверен, что его жена вывела бы их.

Он понятия не имел, что она уже мертва.

«Я не видел стрелка, но слышал его… слышал, как стрельба прекращалась на несколько секунд, а затем начиналась снова. Он, вероятно, перезаряжал ружье. Он делал это где-то семь раз. Он просто продолжал стрелять».

Другие верующие пробегали мимо, перелезали через забор и отчаянно колотили в соседские двери, прося помощи.

«Пару часов назад позвонил мой друг. Он плакал и говорил „Я видел тебя там, но оставил». Я сказал ему, что он поступил мудро, ведь я был в инвалидном кресле и не мог перепрыгнуть через забор. Я попросил его не волноваться».

«Все отчаянно пытались выбраться, но я не паниковал».

Примерно через десять минут Фарид был уверен, что стрельба закончилась.

«У меня было ощущение, что, возможно, он выполнил задуманное».

Он и еще один человек решили вернуться внутрь.

«Возможно, это было глупым решением, но я не мог тогда поступить иначе. Я хотел найти женщин… и свою жену. Когда мы вошли, я увидел мертвых. Было ясно, что они пытались выбраться — их застрелили сзади, и они упали лицом вниз. Мы вошли в главную комнату. Пули были повсюду».

«Я видел человека, держащего на руках своего сына… ужасно»

Фарид — старейший член общины, в течение трех лет читал проповеди, поэтому знал здесь почти каждого — мертвых, умирающих, раненых.

«Я видел человека, держащего на руках своего сына… ужасно». Видел человека, кричащего: «Пожалуйста, помогите мне», — на нем лежали два тела. Он попросил меня убрать их и сказал: «Я не могу этого сделать».

КонтекстСтрельба в Новой Зеландии: 17 минут террора (NZHerald)Nzherald.co.nz15.03.2019NZH: стрельба в Крайстчёрче была вопросом не «если», а «когда»Nzherald.co.nz15.03.2019Фарид не мог заехать дальше в комнату, потому что тела на полу мешали ему двигаться.

«Эфиоп позвал меня и спросил „Вы можете помочь мне? Я не могу дышать»… я видел человека, который дышал так, что становилось понятно — он скоро умрет».

Я увидел двух живых людей — один из них был из Бангладеш, я знал его. Он должен был забрать двух детей и беременную жену домой в тот вечер. Он увидел меня и сказал «Со мной покончено»…я видел человека из Палестины, истекающего кровью. Там было так много трупов…»

Все умоляли Фарида помочь, хотели убедиться, что помощь уже близко, — они спрашивали, где машины скорой помощи.

Он пообещал им, что скоро они будут здесь, уверял, что все будет хорошо, а они должны держаться и терпеть.

«Потом приехала полиция и вывела меня оттуда. Один из полицейских охранял меня, а другой помогал мне».

Фарида отвели в конец улицы, за полицейский кордон.

Он отчаянно пытался узнать о том, где были женщины и дети, но мог лишь сидеть и ждать.

Вскоре ему позвонил полицейский — его друг, хорошо знавший его жену.

Он сказал Фариду: «у меня плохие новости, приятель. Отправляйся домой».

«Я подумал, что должен сообщить тебе» — сказал он Фариду.

«Теперь я твоя мать»

Мужчине пришлось отправиться домой и сообщить новость своей 15-летней дочери Шифе.

Ее школа была закрыта. Она узнала, что её мать пропала, а отец в безопасности.

«Когда дочь вернулась домой, мне пришлось ей все рассказать. Хуже всего было то, как она произнесла „Ты хочешь сказать, что у меня больше нет матери?»» — сказал Фарид, заливаясь слезами.

«Я ответил „да, но теперь я буду вместо твоей мамы, и вместе мы справимся». Тогда я должен был сообщить всей семье о случившемся. Я решил быть сильным и не срываться, иначе и они бы сдались. Я сказал им, что они могут плакать, если хочется, но нельзя позволить слезам и эмоциям сломить себя. Я много говорил и перечислял им множество причин, почему они должны сохранить оптимизм».

Фарид гордился своей женой. Большую часть жизни она работала волонтером в общине и обучала детей в мечети.

«Она отдала свою жизнь, чтобы спасти других людей. Это была ее последняя работа».

Фарид приехал в Новую Зеландию в 1988 году, а Хусна в 1994 году. Они поженились в тот день, когда она приехала в Окленд, и в ту же неделю переехали в Нельсон.

Им пришлось вернуться в Окленд после несчастного случая с Фаридом. Он стал заниматься гомеопатией.

«У нее был замечательный характер. Она была притягательной, очень особенной. И хорошей мамой. Я так горжусь ею,… она завоевала сердца миллионов людей. Я сказал дочери, что мы должны жить этим воспоминанием и быть счастливыми ради неё».

Фарид все еще потрясен из-за этого «подготовленного» нападения, которое лишило жизни по меньшей мере пятьдесят человек.

Но он полон решимости не допустить, чтобы это разрушило его жизнь.

«Нельзя повернуть время вспять, но можно сделать выбор: терзать себя и страдать или превратить этот опыт в лучшее будущее. Ярости не должно быть места — она ничего не исправит, но благодаря любви и заботе можно согреть сердца. Мы должны следовать по этому пути».

«Я не держу зла»

Фарид сказал, что не может ненавидеть террориста. И, как ни удивительно, он простил предполагаемого стрелка.

«Меня спросили, как я отношусь к человеку, который убил мою жену. И я ответил, что люблю его, ведь он — человек, он мне брат. Я не поддерживаю его поступка. Он совершил ошибку. Возможно, что-то случилось в его жизни. Но суть в том, что он мне брат. Я простил его и уверен, что если бы моя жена была жива, то она сделала бы то же самое. Я не держу зла».

Фарид сказал, что не мог уснуть, его мысли возвращались к стрелку.

«Я подумал, что хотел бы обнять его, встретиться с его матерью, обнять и ее и сказать „Вы — моя тетушка». Если бы у него была сестра, я бы хотел обнять ее и сказать, что она ничем не отличается от моих сестер. Некоторые могут посчитать меня сумасшедшим, но я говорю это от всего сердца. Я не притворяюсь. Если бы у меня была возможность, я бы обнял его».

Фарид надеялся, что террорист — и те, кто придерживается тех же убеждений, — поразмыслит о случившемся и изменит свою жизнь.

«Пока ты жив, у тебя есть шанс. У каждого человека две стороны — злая и человеколюбивая. Нужно проявлять человеколюбие вместо убийств и ненависти. Вот это я хотел бы донести. Если мне удастся обратить жестокость хотя бы одного человека в великодушие, я буду рад».

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.