The American Conservative (США): демография — это судьба?

Тревога по поводу стремительных демографических изменений является основной движущей силой нашей политики. Неопопулистские партии, выступающие за ужесточение иммиграционных ограничений, продолжают набирать силу в Европе, в последнее время мы наблюдаем эту тенденцию в Испании и Нидерландах. Более авторитетные европейские правоцентристские партии, продемонстрировавшие свою неэффективность в борьбе с иммиграцией в период нахождения у власти, все чаще высказываются в защиту усиления этих ограничений.

Сегодня кажется очевидным, что по крайней мере большинство избирателей в Европе отдают предпочтение строгим иммиграционным ограничениям. В Соединенных Штатах президент Дональд Трамп смог обогнать других кандидатов от Республиканской партии именно благодаря обещаниям предпринять решительные меры с целью остановить незаконную иммиграцию. Он неожиданно победил на президентских выборах и, вполне возможно, будет избран на второй срок, даже если и не выполнит обещаний, данных им избирателям, которые поддержали его инициативу взять иммиграцию под контроль.

В каком ключе нам следует размышлять о проблеме, которая вызывает в западных политических системах эффект взрывной волны? Можно просто-напросто отрицать тот факт, что обеспокоенность, частично вызванная демографическими изменениями, имеет под собой какую-то реальную основу, а то, что французский писатель Рено Камю (Renaud Camus) впервые назвал «великим замещением», заклеймить как расистские, заговорщические толки, имеющие отношение только к самым отвратительным экстремистам, подобным тому убийце, который расстрелял мечеть в Крайстчерче.

К примеру, обозреватель «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) Фархад Манджу (Farhad Manjoo) опроверг «расистскую и женоненавистническую теорию, согласно которой белые люди переживают экзистенциальный упадок» ввиду растущей иммиграции и снижения рождаемости. «Собственно к этому и сводится вся аргументация; будучи чистой риторикой, эта теория по своей глубине сопоставима с популярными сегодня представлениями о плоской Земле — разве что ей не хватает научной строгости, к которой стремятся защитники последних». Другими словами, она до нелепого ложна, и это очевидно. Правда Манджу не объясняет, почему это так. «Будущее непостижимо, а демография неточная наука», — заверяет он читателя.

«Вашингтон Пост» (The Washington Post) привлекла к дискуссии специалиста по демографии, чтобы разъяснить, что ученые в этой области «начинают согласовывать терминологию… и переосмысливать то, как мы говорим о коэффициентах рождаемости и об изменении расового и этнического состава». В другом месте газета призывает не к переосмыслению языка дискуссии о демографическом будущем, но к некоторому замалчиванию этой темы. В одной редакционной статье звучал обращенный к Трампу призыв «однозначно заявить, что идеология замещения, принятая в Новой Зеландии, является неприемлемым для цивилизованного дискурса речевым оборотом».

Такую же тактику взяла на вооружение парижская газета «Ле Монд» (Le Monde), занимающая во французской медиасфере примерно такое же место, как «Вашингтон Пост» и «Нью-Йорк Таймс» вместе взятые. Несколько дней спустя после нападения на Крайстчерч «Ле Монд» опубликовала статью четырех журналистов (названных «дешифровщиками»), чтобы объяснить идеологические корни этого события. Под фотографией Камю — автора провокативных романов о сексуальности геев, некогда связанного с ведущими французскими структуралистами, а ныне имеющего вид почтенного джентльмена в летах — авторы объясняют, что эта теория основана на «предположительно установленном факте», который заключается в том, что «массивная» иммиграция неевропейцев и их более высокий уровень рождаемости означают, что неевропейское население превзойдет по численности коренных жителей и навяжет континенту свою культуру и религию.

КонтекстDelfi.lv: латвийцы вымирают, уезжают, но довольны как никогдаDelfi.lv12.02.2019Демографические уроки Японии для ЕвропыProject Syndicate15.11.2017Демографическая ситуация в странах ЕАЭС и России168 жам09.01.2018

«Ле Монд» утверждает, что данная статистика не только расистская в теории, поскольку относит к категории «заместителей» в том числе темнокожих жителей французских Антильских островов, хотя они почти всегда были французами, но и что «фактические статистические данные в корне противоречат данному тезису, ведь неевропейские мигранты и их потомки составляют всего шесть процентов населения Франции». Любопытно, что вскоре «Ле Монд» пришлось опубликовать исправления к статистике своих «дешифровщиков», и неделю спустя газета написала, что мигранты и их потомки на самом деле составляют 12 процентов населения, а не шесть. Но это никак не повлияло на снисходительное заключение о том, что «скорое „замещение» нам явно не грозит».

Тот факт, что авторы статьи в «Ле Монд», возможно, подсознательно чувствовали необходимость вдвое сократить число иммигрантов, дабы по-настоящему успокоить читателей, говорит сам за себя. В своем блоге ученый Филипп Лемуан (Phillipe Lemoine) опубликовал интересную статью о французской демографии, в которой используются стандартные модели демографического прогноза. При самых консервативных сценариях с довольно низким уровнем иммиграции белое население Франции станет меньшинством к 2100 году. В соответствии с другими моделями это может произойти раньше. Такие прогнозы не претендуют на полноценное объяснение природы французского общества в будущем, а просто демонстрируют существенную интеллектуальную поверхностность утверждений «Ле Монд» о том, что группа, составляющая 12 процентов населения в 2015 году, через три или четыре поколения не может стать большинством.

Прочитав такой комментарий, вы никогда не узнаете, что демографический триумфализм является основной темой среди левых активистов, которые уже давно хвалятся избирательной и политической властью, которую они сосредотачивают в своих руках по мере сокращения доли белого населения. Руй Тейшейра (Ruy Teixeira), относительный умеренный представитель этой группы, пишет в своей книге 2017 года «Оптимистические левые» (The Optimistic Leftist), что его сторона политического барьера будет господствовать в 21-м веке и «правым ничего не остается, кроме как приспособиться к этой ситуации».

Тейшейра объясняет, что «в самых разных странах Европы, равно как и в Соединенных Штатах, наблюдается общая тенденция: избиратели из числа меньшинств и иммигрантов, как правило, голосуют за левых». Мигранты из Турции, живущие в Германии, мигранты африканского происхождения во Франции, а также выходцы с Карибов в Великобритании в подавляющем большинстве случаев голосуют за левые партии. Независимо от различий, заключает он, «растущая доля иммигрантов / меньшинств способствует возвышению левых в передовых западных странах». Сайт научно-исследовательского «Центра за американский прогресс» (Center for American Progress), где работает Тейшейра, предлагает пользователям целую интерактивную программу, где можно изучить динамику превращения белого населения в меньшинство в каждом отдельно взятом штате.

Стив Филлипс (Steve Phillips), политический активист и автор книги «Коричневый — это новый белый» (Brown Is the New White), еще откровеннее говорит о заслуженном возмездии, которое сулит нам новая демография. «Ввиду изменений в динамике численности населения, проходивших за последние пятьдесят лет, те группы, которые ранее подвергались угнетению, сегодня располагают достаточным числом, чтобы обеспечить себе политическую власть, необходимую для того, чтобы страна следовала по пути истинной справедливости и равенства… так что время, внимание и обширные ресурсы направляются цветным сообществам страны».

Книга Филипса является одновременно признанием заслуг левых с их набором инициатив (репарации, амнистия, отмена стандартизированных тестов) и утверждением того, что новая демография делает возможной власть «нового американского большинства», стоит только демократам отказаться от своих бесполезных усилий по привлечению на свою сторону умеренных «колеблющихся избирателей».

«Новое американское большинство» «прогрессивно по своей природе» и «с каждым днем растет, потому что 90 процентов прироста населения обеспечивают люди с другим цветом кожи». Эталоном здесь служит президентская кампания Джесси Джексона (Jesse Jackson) в 1984 году, которая благодаря демографическим изменениям сегодня отвечает интересам большинства. Чтобы никто не подумал, будто этот аргумент представляет незначительное радикальное течение внутри Демократической партии, напомним, что это был бестселлер «Нью-Йорк Таймс», одобренный Джоном Подестой (John Podesta) и, как считается, умеренным демократом Кори Букером (Cory Booker).

Возможно, именно такие аргументы имел в виду Дауэлл Майерс (Dowell Myers), либеральный демограф из Университета Южной Калифорнии, когда вспоминал реакцию левых на прогноз Бюро переписей 2008 года о том, что к 2044 году белые в Америке сделаются меньшинством. Прогрессисты не могли сдержать своего ликования, вспоминал Майерс. «Люди сошли с ума. Это была победа, настал долгожданный момент. Они хотели одолеть их цифрами. Это была демографическая судьба».

Если из всего упомянутого можно сделать какой-то внятный вывод, то выглядеть он будет следующим образом: приемлемость обсуждения западной демографии зависит от политической точки зрения.

Если издевка над тенденциями в либеральных комментариях без разъяснения моих собственных идей представляется вам несправедливой, я постараюсь внести ясность. Вполне возможный сценарий состоит в том, что политически значимая часть новых иммигрантов (как в Европе, так и в Соединенных Штатах) сделает выбор в пользу собственной идентификации — в большей или меньшей степени — с существующими культурами и нарративами обществ, в которые они вливаются. Вся концепция белизны может измениться, и проблемы групповой идентичности станут менее важными и менее заряженными враждой ввиду большого количества смешанных браков, тем самым будет создаваться новый тип плавильного котла. Необходимым условием для этого является поток иммигрантов, включающий людей, которые по своему количеству и навыкам довольно хорошо сочетаются с существующим обществом — речь идет об иммигрантах, нацеленных на облегчение ассимиляции, скорее о представителях среднего класса.

Очевидно, это совсем не тот сценарий, на который рассчитывают Тейшейра, Филлипс и другие левые, и до сих пор, как кажется, обстоятельства складываются в их пользу. Академическая успеваемость новых групп иммигрантов неравномерна, отсюда несложно предсказать последствия перспектив перехода более бедных представителей в средний класс.

Не стоит забывать и о резкой активизации масштабного политического / культурного движения, которое направляет свои усилия на борьбу с белизной и сегодня шествует под эгидой борьбы с «белыми привилегиями». Его главная идея состоит в том, что быть белым плохо — похоже, это чувство усвоили даже белые люди (подобно кандидату в президенты Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), мало того, они стремятся извлечь из него выгоду. Группы, члены которых когда-то стремились причислить себя к белому населению в ходе переписи (например, жители Ближнего Востока), теперь стремятся идентифицировать себя как небелых. Так что несмотря на возрождающееся движение в сторону ассимиляции и плавильного котла — и можно указать на бесчисленные примеры такого рода в Соединенных Штатах и Западной Европе, где это происходит едва ли не вопреки преобладающим культурным поветриям — по крайней мере на данный момент самые сильные ветры сносят нас в противоположном направлении.

Скотт Макконнелл — основатель «Американского консерватора» и автор книги Ex-Neocon: Dispatches From the Post-9/11 Ideological Wars.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.