The Atlantic Council (США): Конгресс США ослабит трансатлантический альянс, если введет санкции против «Северного потока-2»

Хотя Конгресс США настаивает, что он всецело поддерживает трансатлантический альянс, он угрожает ослабить позиции ключевых партнеров США, одобрив новый закон, который позволит ввести санкции против ключевых союзников Америки. Закон о защите энергетической безопасности Европы (Protecting Europe’s Energy Security Act) предписывает вводить санкции против тех компаний и лиц, которые участвуют в реализации проекта строительства газопровода «Северный поток-2». Хотя существуют убедительные аргументы против этого проекта, введение санкций против его участников (и, фактически, попытки управлять европейской энергетической политикой из Вашингтона) — это не тот путь, который позволит убедить наших ключевых союзников разнообразить список поставщиков энергоресурсов.

По «Северному потоку-2» российский природный газ будет поставляться через Балтийское море на внутренний рынок Евросоюза. Поскольку, согласно прогнозам, в течение следующих двух десятилетий внутренняя добыча природного газа в странах Евросоюза уменьшится наполовину, ЕС стремится найти источники, чтобы компенсировать прогнозируемый дефицит и одновременно увеличить мощность трубопроводов. Через Балтийское море проходит прямой короткий маршрут с севера России на северо-запад Европы, что позволяет снизить расходы, закрепить использование экологически безвредного топлива и теоретически увеличить безопасность энергопоставок. Что примечательно, он позволяет России проложить новый газопровод в обход Украины, в результате чего Киев лишается ценной прибыли от транзита газа, а Москва получает больше возможностей использовать поставки энергоресурсов в качестве инструмента воздействия на Киев, не ставя под угрозу поставки в Европу.

Хотя на словах Евросоюз сделал диверсификацию источников энергоресурсов одним из своих приоритетов, — особенно учитывая склонность Москвы использовать их в качестве политического инструмента, — такое решение политического руководства не повлекло за собой соответствующих изменений на коммерческом рынке. Россия продолжает поставлять примерно 40% природного газа, потребляемого в странах Евросоюза, что отчасти объясняется той ролью, которую на рынке Евросоюза играют коммерческие энергетические компании. Американские политики с самого начала выражали обеспокоенность в связи с таким положением вещей и строительством «Северного потока-2» в целом во время встреч со своими европейскими коллегами.

В противовес антагонистическому подходу администрации Трампа к Европе Конгресс всегда относил непосредственное дипломатические взаимодействие с Европой к числу своих приоритетов. В то время как Германия и некоторые другие западноевропейские страны отстаивают этот газопровод, представители стран Центральной и Восточной Европы вторят возражениям США (хотя, в целом, они выступают против введения новых санкций).

Заместитель главы Еврокомиссии по делам Энергосоюза Марош Шевчович (Maroš Šefčovič) с самого начала раскритиковал этот проект, заявив, что его реализация повлечет за собой целый ряд проблем. Несмотря на, казалось бы, практически всеобщее беспокойство, отсутствие каких-либо действий со стороны европейских лидеров заставило американских сенаторов Теда Круза (Ted Cruz), Джинн Шейхин (Jeanne Shaheen), Джона Баррассо (John Barrasso) и Тома Коттона (Tom Cotton) вынести на рассмотрение законопроект о санкциях — Закон о защите энергетической безопасности Европы, — который непосредственным образом направлен против «Северного потока-2».

КонтекстВ США опубикован законопроект с санкциями против «Северного потока — 2»ИноСМИ01.06.2019Süddeutsche: значение российского газа поймут, только когда он исчезнетSüddeutsche Zeitung30.05.2019Stratfor: «Северный поток — 2» для США как кость в горлеStratfor23.05.2019Обозреватель: США готовят мощный удар по «Северному потоку — 2»Обозреватель21.05.2019

В частности, этот закон предписывает вводить блокирующие санкции против тех лиц и компаний, которые участвуют в продаже, аренде, координации и предоставлении судов, используемых в процессе строительства подводных участков российских экспортных трубопроводов на глубине 30 метров и более, в том числе «Северного потока-2». Хотя это может показаться формальной санкцией, направленной против России, потенциальными мишенями на самом деле станут крупные европейские компании, включая немецкие Uniper и Wintershall Holding, французскую компанию Engie, австрийскую OMV, а также англо-голландскую Shell. Поскольку у России нет технологий, необходимых для реализации подобных подводных проектов, она вынуждена рассчитывать на своих западных подрядчиков. Этот новый закон также предоставляет возможность вводить визовые запреты в отношении главных акционеров и сотрудников этих компаний.

Последствия введения этих экономических и финансовых санкций в отношении крупных европейских энергетических компаний не будут ограничиваться только Европой. Блокирующие санкции нанесут непосредственный удар по американским активам этих компаний и отразятся на энергетическом рынке и любых платежах, которые проходят через американскую финансовую систему. Эти санкции негативно скажутся на существующих и будущих возможностях сотрудничества между европейскими и американскими энергетическими компаниями, такими как терминал СПГ в Вильгельмсхавене в Германии, который строит компания Uniper и который позволит диверсифицировать источники поставок в Германию, обеспечив дополнительными бизнес-возможностями американские компании, занимающиеся СПГ. Введение подобных санкций, несомненно, негативно отразится на готовности Евросоюза поддерживать США в вопросе санкций в будущем, особенно когда возникнет необходимость продлить сроки действия антироссийских санкций.

Этот закон также предписывает ввести санкции против тех лиц, которые участвуют в страховании или вторичном страховании любых судов, используемых в реализации проекта «Северный поток-2». Хотя в список дискреционных санкций, из которого администрация должна выбрать как минимум пять мер, не вошли полноценные блокирующие санкции, среди них есть меры, способные оказать весьма заметное воздействие. К ним относятся ограничения на обмен валюты, банковские услуги, инвестиции и размеры капитала, которые в случае введения могут негативно сказаться на международной деятельности страховых компаний.

Новый закон также предписывает регулярно составлять отчеты о воздействии «Северного потока-2» на национальную безопасность США и о степени энергетической зависимости европейских стран, а также о компаниях, участвующих в строительстве и ремонте «Северного потока-2». Это требование может на первый взгляд показаться бессмысленным, однако в перспективе оно позволит выстраивать санкционную политику соответствующим образом. В частности, в этом законе есть оговорка, позволяющая отказаться от введения обязательных санкций в том случае, если администрация решит поставить интересы своих альянсов выше необходимости вводить санкции.

Вместо того чтобы способствовать развитию дипломатических связей и поддержке союзников, на которой настаивают сенаторы, подготовившие этот законопроект, в нем карательные меры ставятся выше поисков разумных решений. Сенаторы совершенно справедливо указывают на то, что «Северный поток-2» противоречит стремлению Европы к диверсификации энергопоставок, однако использовать санкции для устранения этой внешнеполитической проблемы — это неправильный политический инструмент. Вместо того чтобы слишком часто прибегать к инструменту санкций, Конгрессу необходимо поставить во главу угла свою роль как структуры внутри правительства США, выступающей в поддержку укрепления трансатлантического альянса, и поддержать стремление европейцев к диверсификации источников и постепенному уходу от российских энергоресурсов несколькими способами.

Во-первых, Конгресс США должен способствовать увеличению объемов поставок американского газа в Европу. Хотя Евросоюз не вводит никаких ограничений или рыночных барьеров для импорта американского природного газа в страны Европы, США требуется предварительное одобрение на экспорт СПГ в Евросоюз. Отмена этого требования продемонстрирует, что США действительно готовы поддержать процесс диверсификации энергопоставок в Европу.

Это стоит дополнить пакетом экспорта американского природного газа по конкурентным ценам. В настоящее время американский природный газ стоит существенно дороже российского, что во многом объясняется значительными затратами на его транспортировку. Такая высокая цена делает американский газ гораздо менее привлекательным в глазах европейцев. Временные субсидии или другие финансовые поощрения могут подтолкнуть европейцев к тому, чтобы пересмотреть их отношение к поставкам газа из России — как минимум в краткосрочной перспективе.

Кроме того, Конгрессу США необходимо поддержать стремление Евросоюза к диверсификации источников поставок в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Помимо предоставления альтернативы для части поставляемого из России газа, США могли бы активно инвестировать средства во внутриевропейскую энергетическую инфраструктуру в рамках более долгосрочной стратегии. Евросоюз уже расширяет свою нынешнюю энергетическую сеть и создает новые мощности в Адриатическом море (в Хорватии), в Балтийском море (в Польше) и Средиземном море (в Греции). Эти новые и расширенные проекты позволят существенно увеличить объемы добычи СПГ внутри Евросоюза. Чтобы поддержать эти проекты, Конгрессу США стоит одобрить недавно вынесенный на рассмотрение Закон о европейской энергетической безопасности и диверсификации поставок (European Energy Security and Diversification Act). Этот закон позволит выделить 1 миллиард долларов на инвестиции в европейские энергетические проекты, которые в сочетании с дипломатической и технической поддержкой позволят Европе избавиться от энергетической зависимости от России.

Закон о европейской энергетической безопасности и диверсификации поставок является отражением попыток Конгресса США эффективно вложить средства, поставив во главу угла альянс США-Евросоюз посредством инвестиций в его стратегическое будущее. Если Конгресс США действительно ценит этот важнейший исторический альянс, он воздержится от противодействия европейским союзникам посредством карательных санкций и поддержит процесс диверсификации энергопоставок, к которой стремятся и США, и Евросоюз.

Саманта Салтун — старший научный сотрудник программы Global Business and Economics Атлантического совета и Центра стратегии и безопасности имени Брента Скоукрофта. Ранее она была экспертом по санкционной политике в Управлении по контролю за иностранными активами Министерства финансов США.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.