The Financial Times (США): Россия стремится привлечь китайский капитал на свой Дальний Восток

Свежие морские гребешки Александра Лопатникова всегда нравились китайским туристам и бизнесменам во Владивостоке — портовом городе на российском тихоокеанском побережье, который находится ближе к Пекину, чем к Москве. Туристам нравится местный деликатес, и при поддержке китайских инвесторов российские бизнесмены экспортируют морские гребешки в США, Японию, Южную Корею, а также в Китай.

В апреле во время своего визита в Пекин президент России Владимир Путин сказал своему китайскому коллеге, что сотрудничество между их странами «достигло беспрецедентно высокого уровня и стало примером того, как должны строиться межгосударственные отношения в современном мире», добавив, что по итогам 2018 года товарооборот увеличился на 24,5% и составил рекордные 108 миллиардов долларов.

Несмотря на развивающуюся дружбу между двумя лидерами, которая способствовала подписанию целого ряда знаковых многомиллиардных сделок в области энергетики и обороны, широко освещаемая кампания Москвы по привлечению китайских прямых инвестиций на российский Дальний Восток пока не приносит результатов.

Находящееся на территории специально построенного Свободного порта Владивосток (СПВ), предприятие Лопатникова по выращиванию морских гребешков, принадлежащее китайцам, стало редким исключением. Только 3% проектов в СПВ реализуются с участием китайского капитала, и только 2% из 140 миллиардов долларов китайских прямых инвестиций, вложенных в России в 2017 году, коснулись российского Дальнего Востока.

Россия создала СПВ — специальную экономическую зону, в которой действуют налоговые и таможенные льготы и которая охватывает пять регионов, расположенных вдоль восточного побережья России, — в 2015 году.

Путин призвал к возвращению Владивостоку статуса порто-франко, которым город обладал в 19 веке, чтобы развивать районы, прилегающие к стремительно развивающемуся Азиатско-Тихоокеанскому региону, и способствовать дальнейшей интеграции с южным соседом России. Цель заключалась в том, чтобы ориентироваться на малый и средний бизнес из стран Азии в рамках скоординированных усилий по развороту на Восток, после того как в результате аннексии Крыма отношения России с Западом заметно испортились.

Однако источники в СПВ рассказали репортерам издания «Файнэншл таймс», что, несмотря на благоприятный налоговый режим и нормы, способствующие развитию торговли, китайских инвесторов беспокоят системные проблемы, выходящие за рамки этой зоны: маленький местный рынок, ограниченная экономическая самостоятельность тех 6 миллионов человек, которые живут в этом регионе, отсутствие транспортной инфраструктуры.

КонтекстThe Hindu: Си и Путин намереваются поднять российский Дальний ВостокThe Hindu12.09.2018SCMP: если не считать Париж, то Владивосток — самый восхитительный городSouth China Morning Post25.03.2019Bloomberg: Путин теряет Дальний ВостокBloomberg25.09.2018Bloomberg: Китай проникает на российский Дальний ВостокBloomberg06.09.2018«Объемы китайских инвестиций на российском Дальнем Востоке полностью соответствуют состоянию рынка и инфраструктуры в регионе, — сказал Иван Зуенко, сотрудник Центра азиатско-тихоокеанских исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук. — Он кажется небольшим только в сравнении с завышенными ожиданиями, которые Москва и Пекин питали в вопросе объема трансграничных инвестиций последние несколько лет». Кроме того, китайские компании беспокоятся по поводу зачастую неоднозначных правил, действующих в СПВ. В частности, они жалуются, что в инвесторские контракты с портом постоянно вносятся какие-то поправки.

В 2018 году казино Tigre de Cristal — резидент СПВ, который должен был стать пилотным проектом в процессе создания игорной зоны на российской Дальнем Востоке и который привлек инвесторов из Гонконга, — оказалось на грани банкротства, когда уже после открытия казино Москва подняла налог на игорный бизнес.

По словам Лопатникова, российская правовая система кажется слишком сложной бизнесменам из Китая. «В нашем проекте моя главная задача — сделать так, чтобы все соответствовало российскому законодательству», — сказал он, добавив, что китайцы часто сталкиваются с трудностями, пытаясь разобраться в законах самостоятельно.

Даже несмотря на поддержку Юрия Трутнева, полномочного представителя президента России в Дальневосточном федеральном округе, компания Лопатникова He Xian Mariculture все еще сталкивается с проблемами в процессе приобретения земли, на которую компания имеет право претендовать, будучи резидентом СПВ.

«СПВ — это хороший бренд. Город Владивосток широко известен среди китайских бизнесменов, и это помогает продвигать режим СПВ. Однако СПВ необходима четкая стратегия развития», — сказала Ольга Сурикова, глава Дальневосточной практики КПМГ в России.

Сложности налогового и таможенного законодательства в России зачастую сводят на нет те преимущества, которые СПВ обещает потенциальным инвесторам. «Все резиденты СПВ могут пользоваться специальной таможенной системой зоны свободной торговли, но на практике это делается не слишком часто, потому что резиденты должны выполнять определенные требования и выстраивать таможенную инфраструктуру за свой счет. Пока этой системой пользуются только четыре резидента СПВ из 1200», — объяснила Сурикова.

Хотя СПВ создавался для того, чтобы привлекать новые инвестиции, китайские бизнесмены, согласившиеся дать интервью «Файнэншл таймс», сказали, что они работают на российском Дальнем Востоке уже давно.

«Китайцы успешно проникли во все прибыльные отрасли на российском дальнем Востоке в начале и середине 2000-х годов», — сказал Денис Хлопушин, юрист и инвестиционный консультант из Владивостока. По словам российских бизнесменов, работающих с китайскими партнерами, СПВ — это всего лишь приятный бонус.

«Бизнес будет инвестировать в человека, которому он доверяет, — объяснил Лопатников. — А также в качество нашей продукции и чистую воду нашего моря».

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.