The Nation (США): даст ли американская элита шанс разрядке с Россией?

Несмотря на решительные попытки определенных сил в Вашингтоне торпедировать этот саммит, о чем я писал ранее, президент Трамп и российский президент Путин по-прежнему планируют провести двустороннюю встречу на заседании G-20 в Японии, которое состоится на этой неделе. Главным вопросом в повестке переговоров будет Иран. Похоже, что администрация Трампа твердо вознамерилась вести холодную, а может, даже горячую войну против исламской республики, в то время как для Москвы «Иран был и останется союзником и партнером», о чем 25 июня заявил кремлевский советник по национальной безопасности Николай Патрушев.

КонтекстFT: Путин говорит, что либерализм себя «изжил»Financial Times28.06.2019National Review: чего ожидать от саммита G20National Review28.06.2019Observador: Европа напрасно простила РоссиюObservador28.06.2019

Действительно, важность Ирана (а также Китая) для России трудно переоценить. Среди прочих причин можно назвать то, что Иран является большим и очень важным соседом России, не входящим в НАТО, — и это в условиях, когда военный альянс Запада все больше приближается к границам России. Более того, Тегеран не сделал ничего для того, чтобы настроить против Москвы многомиллионное мусульманское население России. Еще задолго до Трампа влиятельные силы в Вашингтоне пытались представить Иран в образе главного врага Америки на Ближнем Востоке. Но для Москвы это необходимый «союзник и партнер».

В нормальных политических обстоятельствах Трамп и Путин могли бы снизить потенциал российско-американского конфликта из-за Ирана, а также из-за Сирии. Но оба лидера приедут на саммит в Японию с грузом своих внутриполитических проблем. Для Трампа это недоказанные, но по-прежнему настойчивые обвинения «Рашагейта». Для Путина это экономические проблемы.

Как я уже объяснял ранее, существует вполне традиционное «вмешательство», но никакой «русской атаки» на президентские выборы в США в 2016 году не было. Однако для многих американских комментаторов из медийного мейнстрима, в том числе, для редактора редакционной полосы «Вашингтон Пост», это стало «очевидной истиной», и они полагают, что все это повторится в 2020 году. Газета зловеще добавляет, что Трамп по-прежнему «лебезит перед главным инициатором вмешательства» — так они называют российского президента Владимира Путина. Один обозреватель «Нью-Йорк таймс» пошел еще дальше, заявив, что Россия помогла «бросить выборы к ногам Трампа». И опять никаких доказательств в подтверждение таких заявлений. Давайте также задумаемся о продолжающихся нападках на генерального прокурора Уильяма Барра, чье расследование первопричин «Рашагейта» может прийти к выводу, что скандал этот берет свое начало не в России, а в недрах американских спецслужб периода Обамы, в частности, в ЦРУ, когда им руководил Джон Бреннан.

Поэтому, несмотря на возможные положительные в плане национальной безопасности результаты саммита Трампа и Путина в Японии, мы не должны особо удивляться, если американского президента снова постыдно обвинят в «измене», как это было после его встречи с Путиным в Хельсинки в июле 2018 года. Даже некогда достопочтенные публицисты «Нью-Йорк Таймс» громогласно заявили: «Трамп — изменник и предатель, путинский лакей». На таком же уровне выступали и высокопоставленные американские сенаторы: как демократы, так и республиканцы заявляли о российском президенте то же самое и в том же развязном тоне.

С другой стороны, внутренние проблемы Путина носят экономический и социальный характер. Годовые темпы роста в России едва дотягивают до двух процентов, реальные зарплаты уменьшаются, все чаще происходят народные протесты против повсеместной коррупции во власти, а рейтинги популярности Путина хоть и высоки, но постепенно снижаются. Между путинскими советниками начался публичный спор о том, что делать дальше. Первая группа спорщиков — это ведущий сторонник монетаристской доктрины Алексей Кудрин, который давно уже выступает против использования отложенных на черный день миллиардов для увеличения инвестиций и ускорения экономического роста. Вторую, оппонирующую первой, группу представляет Сергей Глазьев, этакий кейнсианец и сторонник Нового курса в стиле Рузвельта. Не менее настойчиво, чем Кудрин, он требует противоположного: вкладывать эти средства в новую инфраструктуру, заявляя, что это приведет к быстрому экономическому росту.

Находясь почти 20 лет на посту кремлевского лидера, Путин в целом поддерживал монетаристов. Но, выступая 20 июня на ежегодной «Прямой линии», он внезапно и как-то иносказательно заметил, что даже Кудрин дрейфует в сторону Глазьева. Поэтому многие российские комментаторы подумали, что и сам Путин сейчас вдруг начал тяготеть к Глазьеву. А если так, то это еще одна причина, по которой Путин никак не заинтересован в холодной войне против США и по которой ему нужна историческая долговременная разрядка.

Вряд ли президент Трамп и советники из его нынешнего окружения понимают эту важную борьбу, которая развернулась в рядах российской правящей элиты (а это настоящая борьба). Но если Трамп за серьезную разрядку с Россией (или за «сотрудничество», как он это называет), то любой, кому небезразлична международная безопасность и благополучие российского народа, должен поддержать его в этом начинании. Особенно сейчас, когда директор Института ООН по исследованию проблем разоружения говорит нам, что «риск применения ядерного оружия… сегодня выше, чем в любой другой момент после окончания Второй мировой войны».

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.