The New York Times (США): каким должен быть секс у христиан?

Когда мне было 14 лет, в нашу молодежную группу при церкви пришел лектор, чтобы поговорить о сексуальной чистоте. Я не помню подробностей этого разговора, но хорошо запомнила, как подписала карточку «Настоящая любовь ждет» с обещанием, что останусь девственницей до свадьбы. Двадцать лет спустя этот ритуал кажется мне почти безобидным: какое значение может иметь небрежная подпись подростка, у которого было весьма отдаленное представление о том, что такое секс? Тем не менее это был душевный груз, от которого многие мои сверстники, и я в том числе, до сих пор пытаются избавиться.

Большинство взрослых, сформировавшихся в евангельских церквях в 1990-х и 2000-х годах, воспитывались в так называемой «культуре чистоты», — этот термин означает, что необходимость сексуального воздержания до брака была очень важной частью учения. У нас были свои собственные ритуалы, такие как «балы чистоты», и собственные товары, такие как «кольца чистоты». У меня был дневник «Жди меня», который я вела на первом курсе в колледже; придуманный известной христианской поп-певицей, дневник был предназначен для писем моему будущему мужу. Он обещал, что если я останусь чистой, то Бог в награду за хорошее поведение пошлет мне мужа — до 30 лет, само собой, чтобы у нас было много детей.

Почему-то мы с Богом, видимо, не поняли друг друга, ведь муж так и не появился. Прошло двадцать лет, и я больше не придерживаюсь культуры чистоты, в основном потому, что ей нечего предложить христианам старше 23 лет. И все же в последнее время я все чаще тоскую по гармоничной этике сексуальных отношений, которую предлагала культура чистоты. Разве культура согласия — лучшая замена?

Влияние культуры чистоты хорошо описано в таких книгах, как «Непорочная» («Pure») Линды Кей Кляйн (Linda Kay Klein), и под хештегом #бывшийвангелист в онлайн-сообществах. Вместо того, чтобы подчеркивать, что секс в браке — это дар, культура чистоты обычно клеймит позором секс вне брака. Вот один из примеров фольклора нашей молодежной группы, «игра», в которой чашку передавали по кругу. Каждый из нас плевал в чашку, пока у последнего не оказывалась чашка, полная плевков. «Ты хотел бы это выпить?— нараспев произносил пастор. — Нет. И именно такими вы будете казаться остальным, если будете с кем-то спать». Молодых женщин, от которых все ждали, что они будут сдерживать вожделение мужчин и свое собственное, впереди ожидали серьезные испытания.

КонтекстСекс обесценился от вседозволенностиThe Times20.10.2017О сексе и согласии в колледжеThe New York Times12.05.2018Meem: наслаждение во время секса — это по шариатуMeem Magazine03.01.2019Welt: современная молодежь боится заниматься сексомDie Welt13.05.2019В свете разрушительных последствий «культуры чистоты» несколько христианских лидеров недавно предложили более милосердную сексуальную этику. Джошуа Харрис (Joshua Harris), прославившимся своим манифестом 1997 года «Я распрощался со свиданиями», в котором приводил доводы в пользу модели «ухаживания» под присмотром родителей, без поцелуев до дня свадьбы, публично принес извинения людям, которых его учение «неправильно сориентировало, или не принесло им пользы». Его представления о сексе и свиданиях «значительно изменились за последние 20 лет», написал он. Он признал, что многое из того, чему он учил, на самом деле не соответствовало Библии. Надя Больц-Вебер (Nadia Bolz-Weber), лютеранский пастор из Денвера, предложила «сексуальную реформацию» в свете травматических последствий культуры чистоты. В книге «Неприлично» («Shameless») пастор Больц-Вебер пишет: «Настало время взять спички, вынести наши устаревшие и вредные идеи о сексе, гендере и телесности во двор, (…) сжечь их (…) и начать все сначала». Она предлагает сексуальную этику, основанную на том, что в телесности нет греха, и на том, что выражать собственную сексуальность можно, основываясь на согласии, взаимности и заботе.

Мне 34 года, я не замужем и исповедую христианство, но со временем я перестала придерживаться стандартов чистоты, которые унаследовала от своего религиозного сообщества. Можно было бы подумать, что этика отсутствия стыда пастора Больц-Вебер — как стакан воды для иссохшей по милосердию души. Вместо этого я чувствую себя потерянной. Ведь среди ужасных басен о женском теле и о том, как разгневается Бог при виде бретельки бюстгальтера, сторонники чистоты, — по крайней мере, лучшие из них — пытались также рассказать нам, что секс в браке — это дар. Поскольку христианство учит, что брак — это не просто юридическое партнерство, а духовный обет, семейный секс — это способ в любое время выразить с помощью тела, что теперь эти двое живут один для другого.

Пока я продолжаю ходить на свидания в надежде встретить партнера, мне не хватает наставления о том, как объединить веру и сексуальность таким образом, чтобы в последней было больше смысла, чем мои собственные желания. Здесь может помочь христианское учение о таинстве. Все создания, включая человеческие тела, с помощью благодати раскрывают более глубокую духовную истину. Другими словами, материя имеет значение. Поэтому, когда человек вступает в половую связь с другим человеком, как сказали бы христиане, это не «просто» тела, следующие естественным, выработанным эволюцией устремлениям, но и встреча душ. Провозглашать эту истину сегодня кажется до неловкости старомодным, и в то же время очень ценным. Даже нерелигиозные люди подтверждают, что во время близости происходит нечто «большее», каким бы таинственным это ни казалось.

Вот почему этика половых отношений, основанная на согласии, — то, с чем отошедшие от «культуры чистоты» люди с трудом себя отождествляют. Конечно, согласие — это не подлежащая обсуждению базовая вещь, которую христианские общины упускают из виду. (Я никогда не слышала о согласии в молодежной группе.) Но два человека могут согласиться на что-то, что тем не менее наносит им ущерб или является эгоистичным. Согласие имеет решающее значение для защиты от сексуального насилия и других форм принуждения. Но оно не всегда может уберечь нас от людей, использующих других более незаметными способами. Мне нужны более разумные категории того, что хорошо и плохо, помимо согласия, — это базовое условие, но не более того — и нечто большее, чем общее напоминание о том, что не нужно вести себя по-скотски. Я могу узнать об этом от Дана Сэвиджа (Dan Savage, автор колонок о сексе в нескольких журналах в США и Канаде — прим. редакции ИноСМИ), но я также хочу знать, что на этот счет думает Иисус.

Культура чистоты в том виде, в каком ее преподносили моему поколению, причиняла боль многим людям и мешала им познать любовь и милосердие Бога, лежащие в основе христианской веры. К сожалению, многие церкви до сих пор пропагандируют ту или иную версию культуры чистоты, хотя некоторые из них пытаются отделить ее от сексизма и навязывания стыда, которые были присущи ее предыдущим изводам. Культура чистоты, придуманная для подростков-евангелистов в 1990-х годах, не является будущим христианской сексуальной этики. Но также будущим не являются и прогрессивные христианские взгляды, которые разрешают случайный секс во имя самовыражения и отделяют секс от верности заветам и самоотверженной любви.

Иногда я думаю о своем обещании чистоты и письмах к моему таинственному будущему мужу и нахожу эти практики наивными и манипулятивными. Но часть меня хочет, чтобы сказка о культуре чистоты сбылась. Несмотря на то, что я возмущена тем, какое влияние культура чистоты оказала на юных девушек вроде меня, я все еще нахожу традиционные христианские представления о сексе в браке радикальными, пугающими и в то же время чрезвычайно убедительными, — и я все еще готова их поддержать, хотя и колеблюсь.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.