The New York Times (США): семь выводов из первых дебатов демократов

Первый вечер первых демократических дебатов гонки-2020 завершился. Выдающихся моментов не было ни у одного из 10 кандидатов. Но никто серьезно и не пострадал. Модераторы Эн-Би-Си пытались спровоцировать умеренных и либеральных демократов на критику в адрес друг друга, но они в основном были очень вежливы и придерживались своих тем и вопросов.

Однако некоторые выделяющиеся моменты все же были. Вот несколько выводов из этих дебатов, дающих представление о гонке демократов.

Кастро в тот вечер явно победил

Начавший свою кампанию в январе Кастро показывал весьма посредственные результаты, и ему надо было как-то проявить себя, чтобы выделиться на фоне общей стаи однопроцентных кандидатов.

В ключевые моменты Кастро действовал напористо, но никакого отчаяния не проявлял. Он взял в свои руки дискуссию об иммиграции, и стоявшие на сцене соперники с готовностью с ним согласились. Он победил в коротком поединке с бывшим членом палаты представителей Бето О’Рурком (это давний соперник его семьи) и произнес единственную за этот вечер фразу, которая заслужила сдержанные аплодисменты: «И 20 января 2021 года мы скажем „прощай» по-испански — Адиос! — Дональду Трампу».

Этот 44-летний техасец, работавший мэром Сан-Антонио и министром жилищного строительства при президенте Обаме, мало говорил о своих достижениях на этих должностях, предпочитая темы, вызывающие вдохновение у демократов, скажем, отказ от иммиграционной политики президента Трампа и реформирование полицейских управлений в городах.

Что будет дальше, не совсем понятно. Команда Кастро должна воспользоваться его успехом на дебатах, потому что иначе он может снова скатиться вниз, отстав от соперников. Но в четверг вечером в дебатах примут участие настоящие тяжеловесы. Это будут такие люди, как бывший вице-президент Джозеф Байден и сенатор из Вермонта Берни Сандерс, и поэтому они привлекут к себе пристальное внимание СМИ и избирателей. Надо полагать, что команда Кастро будет рекламировать самые яркие моменты его выступления, повышая привлекательность этого претендента.

Уоррен была в центре внимания. Но только в начале.

Элизабет Уоррен задали первый вопрос — как раз из ее епархии: чем она обоснует риск того, что ее многочисленные планы могут внести разлад в экономику, где некоторые показатели сегодня весьма хороши? (Имеются в виду инфляция и дисбаланс бюджета, которые могут быть вызваны расходами на социальные программы, которые поддерживает госпожа Уоррен — прим. ред.) Уоррен ответила вопросом на вопрос, который стал главным для нее в качестве кандидата: «А на кого работает эта экономика? Она работает на самую верхушку, которая становится все малочисленнее».КонтекстИнтервью Трампа: мы нанесли поражение ИГИЛ* (Time)Time25.06.2019Трамп начал предвыборную гонку: демократы хотят «уничтожить вас и нашу страну» (The Hill)The Hill19.06.2019

В первой части дебатов Уоррен явно доминировала на сцене. Она главенствовала в дискуссии благодаря своей презентации, влияла на то, как соперники формулировали свои идеи, а также воздействовала на модератора, когда тот начал спрашивать сенатора Кори Букера о разукрупнении ведущих компаний информационных технологий.

Что примечательно, никто из присутствовавших на сцене не подчеркивал свои разногласия с Уоррен. Букер и сенатор Эми Клобушар пасовали, когда у них возникали явно благоприятные возможности.

Без двадцати десять сестра одной из кандидаток — члена палаты представителей Тулси Габбард, выразила свою обиду. Об обиде узнали потому, что сестра ведет аккаунт кандидатки в Твиттере, а в нем появилась следующая жалоба: «Теперь понятно, кого Эм-Эс-Эн-Би-Си (телекомпания, являющаяся одной из площадок для дебатов — прим. ред.) хочет видеть на посту президента — Элизабет Уоррен. Они дают ей больше времени, чем остальным кандидатам вместе взятым».

Но хотя в вопросах экономики Уоррен была заметнее всех остальных, когда накал дискуссии стал ослабевать, а модераторы начали равномерно распределять время между всеми 10 кандидатами, центр тяжести дебатов сместился. Она надолго умолкала, в то время как другие агрессивно боролись за время. (Букер в итоге проговорил больше всех.)

Она не отличилась ни одним запоминающимся высказыванием, когда Чак Тодд спросил ее, что произойдет, если республиканцы в сенате заблокируют ее повестку или претендентов на пост президента.

«У вас есть план, как справиться с Митчем Макконнеллом?» — спросил ведущий Тодд. Уоррен сделала паузу и сказала: «Да, есть».

Но Уоррен, будучи единственной участницей дебатов, чьи показатели по данным опросов измеряются двузначными числами, не смогла завладеть сценой.

О’Рурк, Букер, Клобушар: минусы долгих рассуждений

Некоторые кандидаты, которым нужен был большой успех на дебатах, не сумели себя показать с лучшей стороны. Отчасти это вызвано тем, что их длинные и обстоятельные ответы плохо укладывались в формат дебатов, где важнее запоминающаяся яркость.

О’Рурк и Букер хорошо известны своим красноречием и способностью рассказывать увлекательные истории, но им было трудно прорваться сквозь общий гвалт. Порой длинные ответы затушевывали основной смысл их высказываний — если они вообще пытались его донести. Известно, что Клобушар тщательно готовится к такого рода выступлениям, но и ей тоже не удалось донести до аудитории свои тезисы в сжатом виде, и она показала себя не с лучшей стороны.

В связи с этим следует сказать: та словоохотливость, которая может прельстить палату представителей и сенат, на сцене сыграла с кандидатами злую шутку.

Были и другие кандидаты, не произведшие особого впечатления: члены палаты представителей Тим Райан и Тулси Габбард, и губернатор Джей Инсли.

В первой половине дебатов Райана практически игнорировали, пока он сам не начал вмешиваться в разговор. Габбард дала самые сильные ответы по внешней политике, но в остальном никак себя не проявила. А Инсли в основном оставался в тени, хотя и постарался воспользоваться темой климатических изменений, чтобы выйти из этой тени. По этой теме он выступил довольно сильно, и дал хорошие ответы на некоторые другие вопросы.

Права трансгендеров впервые фигурировали в дебатах.

Букер стал первым кандидатом в президенты, заговорившим на сцене о защите прав трансгендерных людей. Вскоре за ним последовал Кастро.

Эта дискуссия стала очередным существенным прорывом для трансгендерного сообщества, которое в последние годы сотрясают так называемые «туалетные запреты» в Северной Калифорнии и других частях страны, а также отказ президента Трампа от правил времен Обамы, которыми запрещалась дискриминация трансгендеров в армии.

Высказывания Букера и Кастро тоже были попыткой расположить к себе самых прогрессивных активистов из Демократической партии, которые считают права ЛГБТ проблемой гражданских прав, подобно расовому и гендерному равенству.

Этим прошедшие дебаты очень сильно отличаются от последних выборов, когда все республиканские кандидаты высказались против прав ЛГБТ, и даже от выборов 2008 года, когда ни один кандидат не поддержал однополые браки.

Байден и Сандерс — фавориты по опросам, но в дебатах они себя особо не проявили

Байден и Сандерс лидируют по данным опросов общественного мнения, однако на первых дебатах они не присутствовали ни в прямом, ни в переносном смысле. Возможно, это указывает на то, что другие кандидаты на данном этапе гонки не считают необходимым особо демонстрировать свои расхождения с ведущими демократическими оппонентами.

В среду вечером это было не очень заметно, но в четверг дебаты могут пойти жестко, поскольку Байден и Сандерс выйдут на сцену вместе. Тем не менее, в отсутствие этих ведущих кандидатов никто их особо не критиковал, и даже Уоррен отметила, что в целом согласна с Сандерсом в вопросах здравоохранения. Это указывает на то, что демократы до сих пор не желают вступать в активную драку между собой.

Среди наименее популярных кандидатов стычки были. Острый спор возник между техасцами Кастро и О’Рурком по вопросу иммиграции. Еще одна конфронтация началась в конце второго часа, когда Габбард и Райан разошлись во мнениях относительно действий США в Афганистане.

Но на этих дебатах не было резких нападок, как во время предыдущих избирательных циклов, когда начинающие кандидаты пытались вырваться вперед и завоевать популярность на старте.

Де Блазио был неожиданно силен

Мэр Нью-Йорка Билл де Блазио превзошел все ожидания во время дебатов (а многого от него не ждали), привнеся в них ту энергию, которой он набрался в политической среде Нью-Йорка.

Де Блазио стал первым кандидатом, перебившим оппонента. Он прервал О’Рурка, когда бывший конгрессмен выступил за сохранение частного страхования в своем предложении о здравоохранении. «Почему вы защищаете частное страхование?» — спросил мэр.

Сегодня очень мало свидетельств того, что Билл де Блазио ведет серьезную кампанию. Есть мелочи, есть сольные выступления, и есть почти нулевой интерес со стороны демократов в штатах, которые будут первыми. Но избирателей за пределами Нью-Йорка он может всерьез заинтересовать — ведь до этих дебатов они очень мало знали о нем. Вопрос в том, есть ли у него возможность воспользоваться преимуществами одного хорошего выступления.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.