The Wall Street Journal (США): призвать Россию к ответу за МН17

В деле о сбитом в 2014 году самолете Малайзийских авиалиний, на борту которого находилось 298 пассажиров и членов экипажа, четверым предъявлены обвинения в убийстве. Но возглавляемая голландцами совместная следственная группа не сможет осуществить правосудие в этом деле, если США не готовы привлечь к ответу российского президента Владимира Путина. Российские власти отказываются сотрудничать со следствием, а Путин на прошлой неделе заявил журналистам, что нет абсолютно никаких доказательств причастности Москвы. На самом деле доказательства того, что путинский режим специально сбил пассажирский самолет, неопровержимы.

Среди обвиняемых Игорь Гиркин, «министр обороны» сепаратистской Донецкой Народной Республики, которая пользуется поддержкой России, и руководитель разведслужбы сепаратистов Сергей Дубинский. 17 июля 2014 года, когда был сбит авиалайнер, российское телевидение вначале сообщило, что сепаратисты уничтожили украинский военный самолет. В это же время на страничке Гиркина в Твиттере появилось радостное сообщение о том, что его люди сбили украинский транспортный самолет Ан-26. Но когда стали поступать новости о том, что сбитый самолет — это пассажирский «Боинг», данный твит был очень быстро удален. Это убедило весь мир в том, что сепаратисты получили зенитно-ракетный комплекс «Бук-М1», способный поражать цели на больших высотах, и сбили пассажирский лайнер по ошибке.

Но в 2017 году Гиркин заявил на полунезависимой российской радиостанции «Эхо Москвы», что у сепаратистов никогда не было системы «Бук-М1» и других видов оружия, способных сбивать самолеты на девятикилометровой высоте. Когда ему задали вопрос о твите, он сказал, что не писал его, и что у него даже нет аккаунта в Твиттере.

В мае 2018 года Нидерланды и Австралия подтвердили слова Гиркина. Эти страны, чьи граждане в основном находились на борту МН17, заявили, что уничтоживший самолет «Бук-М1» не принадлежал сепаратистам, а входил в состав дислоцирующейся в Курске 53-й зенитно-ракетной бригады. На прошлой неделе совместная следственная группа опубликовала запись разговора, в ходе которого один человек сообщает Дубинскому, что «Бук» пересек украинскую границу «вместе с расчетом».КонтекстBloomberg: Малайзия отрицает вину России в деле MH17Bloomberg20.06.2019Aktuálně: русские сбили MH17, но чехи будут молчать об их винеAktuálně.cz21.06.2019WP: катастрофа MH17 объединила Запад против РоссииThe Washington Post20.06.2019

Самолет был сбит в тот момент, когда Москва уговаривала Запад помочь остановить продвижение украинской армии вглубь удерживаемой сепаратистами территории. После уничтожения МН17 эти усилия заметно активизировались. Россия провела масштабную кампанию, опровергая свою причастность к этому преступлению. Совместная следственная группа сообщает, что 11 июля 2014 года советник Путина Владислав Сурков заверил по телефону «премьер-министра» Донецкой Народной Республики Александра Бородая, что он разговаривал с высшим российским руководством («выше не бывает»), и что очень скоро «решительные действия» приведут к перелому в обстановке.

За первые два дня после нападения российские тролли разместили как минимум 65 тысяч твитов, в которых отрицали причастность Москвы к совершенному преступлению. Как сообщают голландские аналитики Роберт ван дер Ноордаа (Robert van der Noordaa) и Коэн ван де Вен (Coen van de Ven), такой активности российских троллей не было ни до, ни после уничтожения МН17.

Спустя несколько часов после падения самолета Путин сам предоставил «алиби» на пресс-конференции в Бразилии. Отвечая на вопрос об аварии в московском метро с человеческими жертвами, он сказал: «Ответственность всегда персонифицированная. Если два стрелка стреляют в кусты, полагая, что там дичь, и случайно убивают человека… и если экспертиза не смогла установить, кто именно сделал роковой выстрел, оба освобождаются от ответственности».

Сразу после падения самолета Путин позвонил президенту Обаме и рассказал ему о случившемся. Это весьма странно, поскольку самолет не был российским, упал не в России, и среди пассажиров не было россиян. Проводя позже правительственное совещание, Путин объявил минуту молчания в память о жертвах катастрофы, чего он не сделал в память о 24 погибших в московском метро.

По словам бывшего главного экономического советника Путина Андрея Илларионова, который сейчас работает научным сотрудником в Институте Катона, за 10 дней после того, как был сбит МН17, Путин провел 24 беседы с западными руководителями, убеждая их в одном: трагедии с МН17 не произошло бы, если бы на востоке Украины не шли боевые действия, а поэтому крайне важно остановить украинское наступление.

Илларионов написал, что эти дискуссии шли «практически безостановочно». Путин по три раза беседовал с канцлером Германии Ангелой Меркель и с австралийским премьер-министром Тони Эбботом, а с голландским премьер-министром Марком Рютте разговаривал шесть раз. В послании с выражением соболезнования на имя Рютте Путин написал: «Эта трагедия в очередной раз подтверждает важность мирного урегулирования острого кризиса на Украине».

Доказательства ответственности России за умышленное уничтожение МН17 содержатся в деталях самого инцидента. Как сообщает совместная следственная группа, «Бук» несколько часов выжидал, находясь в 30 километрах от российской границы. Затем он направился в точку пуска, находящуюся прямо под международным воздушным коридором L980. Россия закрыла ростовский район полетной информации, очистив небо от самолетов, которые могли залететь в этот коридор с ее стороны. «Бук» подождал 20 минут, произвел один пуск, уничтоживший МН17, а затем без промедления вернулся в Россию.

Инфракрасная камера «Бука» должна была создать тепловой силуэт цели, который в случае с «Боингом-777» получается очень четкий и безошибочный. В то время в этой зоне не было украинских истребителей. В пределах досягаемости были четыре пассажирских самолета, один из них — МН17.

Совместная следственная группа заявила, что будут и другие обвинения, однако для отправления правосудия над исполнителями в их отсутствие этого недостаточно. Администрация Трампа занимает жесткую политическую позицию в отношении России, однако уклоняется от гуманитарных вопросов. Доказательств в деле МН17 и отказа России от сотрудничества достаточно для того, чтобы привлечь Москву к ответственности, запретить принадлежащим российскому государству самолетам совершать посадку в зарубежных аэропортах и ввести персональные санкции против Путина. Вашингтон обязан это сделать ради жертв МН17 и ради всех тех, кто летает коммерческими самолетами.

Дэвид Сэттер — автор четырех книг о России и свидетель-эксперт в деле против России и президента Путина, рассматриваемом в Европейском суде по правам человека по иску родственников погибших на борту МН17.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.