The Week (США): чеховская Стена

Драматург Антон Чехов однажды сказал: «Если вы в первом акте повесили на стену пистолет, то в последнем он должен выстрелить. Иначе — не вешайте его». То же самое мы можем сказать о самой стене.

Или точнее, в случае с «Игрой престолов» — о Стене. Магический барьер высотой 700 футов, к сожалению, в последнем акте сериала превратился в огромный невыстреливший пистолет.

Восьмой сезон начался с того, что Джон Сноу и Дейнерис Таргариен готовят замок Винтерфелл к последней битве против армии нежити: Белые ходоки уже прорвали Стену в финале седьмого сезона. Джон Сноу кратко упоминает Ночной дозор — в котором он провел много лет — когда посылает воронов приказать оставшимся дозорным отступить от Стены. Но в остальном он больше занят другими вещами. Ночной дозор и Стена в сериале внезапно оказываются лишь запоздало придуманным никчемным дополнением.

Это странное композиционное решение. В течение семи сезонов «Игры престолов» Ночной дозор и Стену нам представляли как «единственное, что стоит между королевствами и тем, что за их пределами», выражаясь словами мейстера Эймона. Стена отлично работала как географический якорь сериала с первого же эпизода, который начался с выстрела с ее ворот. Даже Винтерфелл, который пал сначала под натиском Теона Грейджоя, а позднее и вероломного дома Болтонов, не такая надежная опора, как Черный замок, чья миссия предположительно была столь важна, что перекрыла мелкую вражду Семи Королевств.

КонтекстAtlantic: перед битвой в «Игре престолов» нашлось время для любвиThe Atlantic18.04.2019Как отношения Брана Старка и Джейме Ланнистер повлияют на финал «Игры престолов»? (The Telegraph)The Telegraph UK16.04.2019The Telegraph: все, что надо знать о драконах «Игры престолов»The Telegraph UK15.04.2019FT: кто заменит «Игру престолов»Financial Times15.04.2019

Значение Ночного дозора также должно было быть велико. Его ключевая роль в великой битве, казалось, была предопределена клятвой, которую давали его члены: «Я — меч во тьме. Я — дозорный на стене. Я — щит, который защищает царство людей». Так себе щит, как оказалось: в конце седьмого сезона Король Ночи просто взрывает стену вместе с людьми Ночного дозора и ведет свою голубоглазую армию по обломкам. Что касается тех дозорных, у которых есть имена, то даже обозначение «второстепенный персонаж» для них теперь будет слишком щедрым: в начале восьмого сезона ненадолго появляется лишь исполняющий обязанности лорда-командующего Эддисон Толлетт (Eddison Tollett) — инструмент, с помощью которого обнаруживают «послание» Короля ночи.

С точки зрения повествования это не имеет абсолютно никакого смысла. Стену свели к отвлекающему от основного повествования элементу. Зачем последние восемь лет нужно было тратить столько времени на Ночной дозор, чтобы потом это все оказалось настолько несущественным?

Это не имеет никакого смысла и с точки зрения внутреннего устройства мира. В начале восьмого сезона Джон Сноу небрежно говорит знаменосцам: «Мы устроим оплот обороны здесь [в Винтерфелле]». Но ведь Винтерфелл, открытый со всех сторон, станет более легкой мишенью для потока упырей, чем была бы Стена? Учитывая, что сделал с ледяным барьером Визерион с его голубым огнем, только представьте, что этот восставший дракон Короля ночи устроит в Винтерфелле, где нет даже баллисты Квиберна, с помощью которой можно сражаться с драконами. Джон Сноу, что же ты творишь?

Еще больше расстраивает, что нам так и не объяснили, как именно Белые ходоки прорвали Стену. Ведь Бенджен Старк говорит Брану в шестом сезоне: «Стена — это не просто лед и камень. В ее основании высечены древние заклинания, это сильная магия, призванная защитить людей от того, что за ней. Пока она стоит, мертвым тут не пройти». Пусть Стена сейчас и в аварийном состоянии, книги как будто подтверждают, что защита все еще действует, красная жрица Мелисандра видит, что ее магия усиливается в Черном замке. Древним можно простить, что они не предвидели появление дракона-нежити, однако как-то глупо, что Белые ходоки способны просто… взорвать Стену. Такое ощущение, что там все-таки один только лед и камень.

Возможно, продюсеры решили перенести место грядущей битвы, потому что в четвертом сезоне уже была битва при Стене во время Осады Черного замка. Но на самом деле это ничего не объясняет, ведь и Винтерфелл уже становился местом масштабной схватки в шестом сезоне во время Битвы бастардов.

Таким образом, Стена имеет так мало значения только потому, что кто-то плохо владеет искусством повествования. Большие обещания ни к чему не привели. Тем не менее я скучаю по Стене больше, чем по многим из десятков погибших персонажей. Она заслуживала большего, чем просто быть снесенной с лица земли за пять минут эфирного времени. Она должна была, если хотите, выстрелить.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.