Time (США): раскладываем по полочкам непростые отношения России и НАТО

Когда США, Канада и десять западноевропейских стран в 1949 году основали Организацию Североатлантического договора, у них была четкая цель. «Не пускать в Европу СССР, обеспечивать в ней американское присутствие и сдерживать Германию», — как сказал первый генсек НАТО лорд Гастингс Лайонел Исмей (Hastings Lionel Ismay). Военный альянс был призван восстановить Европу из руин Второй мировой войны и стать буфером против советской агрессии.

С развалом Советского Союза задача НАТО стала более расплывчатой. В 1990 году, когда холодная война близилась к завершению, президент Михаил Горбачев даже предложил, чтобы СССР вступил в НАТО. Горбачев вел тогда переговоры с госсекретарем США Джеймсом Бейкером (James Baker) о воссоединении Германии. «Вот вы говорите, что НАТО нацелено не на нас, — сказал он, имея в виду Организацию Варшавского договора, ведомый СССР блок коммунистических стран Восточной Европы, — что это лишь структура безопасности, которая приспосабливается к новым реалиям. В таком случае, мы сами предлагаем вступить в НАТО».

Это предложение Бейкер, как сообщается, отверг как «несбыточную мечту», но с тех пор оно всплывало снова — и не раз. Получи Россия членство в НАТО, — которой в четверг стукнуло 70, — это потребовало бы от организации коренной перестройки. Но и так за три десятилетия, прошедшие с окончания холодной войны и распада СССР, НАТО пришлось найти новый смысл своего существования.

На юбилейной встрече в Вашингтоне министров иностранных дел НАТО засыпали вопросами о будущем организации. Вот что нужно знать об отношениях России и НАТО.

Что произошло между Россией и НАТО после холодной войны?

В 1991 году Борис Ельцин, первый президент нового российского государства, написал письмо в НАТО, где по сути повторил предложение Горбачева. Он поддержал желание бывших стран восточного блока — таких, как Венгрия, — вступить в Западный альянс и назвал членство в НАТО «долгосрочной политической целью» России.

НАТО же с распадом Советского Союза начала пересматривать свои задачи. По словам Вешко Гарчевича (Vesko Garcevic), бывшего посла Черногории при НАТО, новой миссией альянса стала демократизация посткоммунистических республик. НАТО решила, что это принципиально важно для европейской стабильности. Вступив в НАТО, большинство этих стран вошли и в Евросоюз. «Речь шла не только о безопасности. Это была уже политика. Вот почему альянс продержался так долго», — говорит он.

В 1994 году Россия официально присоединилась к программе НАТО «Партнерство ради мира», направленной на укрепление доверия между НАТО и другими европейскими и бывшими советскими странами. Президент Билл Клинтон (Bill Clinton) в январе 1994 года назвал это событие «путем к членству в НАТО».

Президент России Владимир Путин сообщил режиссеру Оливеру Стоуну (Oliver Stone) в интервью 2017 года, что обсуждал этот вариант с Клинтоном во время визита американского президента в Москву в 2000 году. А когда премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) встречался с Путиным в начале 2000-х годов, у него, по собственному признанию, сложилось впечатление, что Россия — страна прозападная и готова вступить в трансатлантический альянс.

Всего же после окончания холодной войны в НАТО вступили 13 стран: Чехия, Венгрия и Польша (1999), Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия и Словения (2004), Албания, Хорватия (2009) и Черногория (2017).

Так почему же Россия до сих пор не в НАТО?

Хотя Россия и сигнализировала о готовности вступить в НАТО, в их отношениях возникла большая напряженность. «Как только Россия докажет свою приверженность демократии и правам человека, НАТО всерьез рассмотрит вопрос о ее членстве», — говорит Расмуссен, бывший премьер-министр Дании, который занимал пост генсека НАТО с 2009 по 2014 годы. И добавляет: «Наладить тесное сотрудничество с Москвой мы пытались». Он имеет в виду совет Россия — НАТО, который появился в 2002 году благодаря Основополагающему акту от 1997 года и служил механизмом сотрудничества, достижения консенсуса и принятия совместных решений. «У нас были общие интересы. Мы сотрудничали в борьбе с терроризмом в Афганистане, наркотиками и пиратством», — объясняет Расмуссен.

КонтекстSüdkurier: Россия пыталась открыться Западу, но в НАТО ей отказалиSüdkurier03.04.2019Le Monde: С днем рождения, НАТО, и добро пожаловать в XXI век!Le Monde04.04.2019Die Welt: у НАТО кончился срок годности, а опасности все нарастаютDie Welt04.04.2019Столтенберг: мы сдержали Советский Союз, а теперь предстоит иметь дело с Россией (NATO)NATO05.04.2019При этом Россия, по словам Расмуссена, регулярно высказывала требование, удовлетворить которое НАТО отказывалась: не принимать новых членов из российского «ближнего зарубежья». «Кому вступать в НАТО, решать не Западу и не Москве. Каждая страна имеет право самой решать, куда ей вступать, а куда — нет», — говорит бывший посол при НАТО Гарчевич.

К 1999 году, когда непримиримые разногласия с НАТО на будущее постсоветских республик проявились со всей ясностью, альянс стал для Кремля геополитическим вызовом, считает Гарчевич. По его словам, это был переломный момент, после которого Россия становится все более антизападной. Шли годы, и ностальгия по СССР все крепла. В 2005 году Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой века».

В конце концов действия лучше всяких слов дали понять, что Россия считает НАТО противником. В апреле 2008 года на саммите в Бухаресте НАТО посулила Грузии и Украине членство, однако четкого плана действий при этом не предлагалось. В августе 2008 года Россия развернула пятидневное вторжение в Грузию под предлогом защиты сепаратистских регионов Южной Осетии и Абхазии. Погибло восемьсот человек. Южная Осетия и Абхазия позже провозгласили независимость, а Россия — в числе немногих стран их признала.

«В Бухаресте мы послали неверный сигнал», — говорит Расмуссен. План действий для подготовки членства мог предотвратить вторжение, считает он. «Путин принял наши действия за нерешительность и безволие и решил бросить нам вызов».

Бросать вызов Путин продолжает до сих пор. В 2014 году он ввел российские войска для аннексии украинского полуострова Крым и разжег конфликт на востоке Украины, который уже унес 13 000 жизней.

Бывший советник Кремля Сергей Караганов считает, что история могла пойти по совсем иному пути. Отказ НАТО принять Россию Караганов назвал «одной из крупнейших ошибок в политической истории». «Это автоматически поставило Россию и Запад на встречные курсы, а Украину принесло в жертву».

Как Россия относится к НАТО сегодня?

После аннексии 2014 года напряженность между НАТО и Россией резко возросла. «Сейчас пограничные с Россией страны, в том числе Прибалтика, перепугались не на шутку», — говорит Караганов. Но не вступи они в НАТО и останься «нейтральными», им бы жилось «гораздо спокойнее», считает он.

С 2014 года отношения России и НАТО вернулись к прежней враждебности времен холодной войны. Но сегодня угроза, которую представляет собой Россия, гораздо сложнее, говорит бывший генсек НАТО Расмуссен. По его мнению, ситуация в сфере безопасности превратилась из «предсказуемой двуполярной конфронтации» в «многослойную картину непрозрачных угроз и вызовов».

Он считает, что Россия превратилась в «геополитического вредителя» и стремится подорвать доверие, уверенность и стабильность демократического общества. Своими военными играми и регулярными учениями Россия внушает своим соседям, — в том числе Польше и Прибалтике, — неподдельный страх. Изощренных методов дестабилизации, включая дезинформацию и кибервойну, опасаются даже страны, географически от России удаленные — например, балканские государства.

Сегодня членство России в НАТО, по словам Расмуссена, «полностью исключено», — да Москва и сама не намерена вступать в альянс, который считает угрозой. В обращении к российскому парламенту вскоре после аннексии Крыма Путин заявил, что расширение НАТО на восток после падения коммунизма Россию унизило. «Нас раз за разом обманывали, принимали решения за нашей спиной, ставили перед свершившимся фактом», — заявил он тогда. Путин неоднократно предостерегал НАТО от установления более тесных связей с Украиной и Грузией. По его словам, этот «легкомысленный» шаг будет иметь для альянса последствия. Какие именно, он не уточнил.

Теоретически, двери НАТО по-прежнему открыты для всех европейских стран, — лишь бы они выполняли соответствующие требования. Однако бывший посол Черногории при НАТО Гарчевич считает, что на практике дальнейший рост сдерживается опасениями по поводу возрождающейся российской угрозы. «Для расширения НАТО в ближайшем будущем я перспектив не вижу. Европейские страны настораживает реакция России».

Нужно ли еще НАТО сегодня?

Расмуссен убежден, что «НАТО никогда не была нужнее, чем сейчас». Члены НАТО уже продемонстрировали стратегическое единство в противодействии российской угрозе. С 2014 года альянс декларирует, что на первом месте на повестке дня стоит «готовность». На этом фоне на восточный фланг направлено подкрепление в 4 тысячи солдат. Густав Грессель (Gustav Gressel), старший политический советник Европейского совета по международным отношениям, назвал эти меры поддержкой безопасности, а не сдерживанием. Признать аннексию Крыма члены НАТО отказались единогласно, — экономические санкции не отменил никто, несмотря на регулярную критику со стороны Австрии, Италии, Венгрии и других государств. «И единый подход к России санкциями не исчерпывается», — заявил Грессель.

Другие же считают, что на российский вызов НАТО не ответила. «Мы сделали слишком мало», — говорит Расмуссен. Военную поддержку Украине оказали лишь считанные страны — США, Канада, Польша, Словакия, страны Прибалтики и Великобритания. К тому же они пошли на этот шаг добровольно, а не в рамках единой инициативы НАТО. Венгрия же дальнейшее сближение с Украиной вовсе заблокировала.

Расмуссен говорит, что очень удивился, что ряд крупных европейских стран, — включая Германию и Францию, — медлили с тем, чтобы признать истинное положение дел после российской аннексии Крыма. Поскольку НАТО может действовать лишь коллегиально, никаких мер альянс так и не принял. Колебания Германии Расмуссен списывает на «историческую благодарность» за то, что Россия согласилась на воссоединение страны. Франция же, по его словам, считает, что российские интересы надо уважать, поскольку это «большая страна». Великобритания, считает он, на геополитические амбиции Кремля смотрит «прагматически». «США и Европа должны занять жесткую позицию, потому что Путин понимает лишь язык силы», — предупреждает Расмуссен.

Однако впервые в истории НАТО президент США усомнился в самой целесообразности альянса. Дональд Трамп поставил под сомнение приверженность Вашингтона делу НАТО, назвав альянс «устаревшим», и заявил, что участвовать в нем США не выгодно. Это очень опасно, когда лидеры демократического мира сеют сомнения в своей решимости, полагает Расмуссен. «Остается вакуум, а его заполнят „плохиши». Путину, Асаду и Ким Чен Ыну будет, где развернуться».

Расмуссен и Гарчевич уверены, что свое существование НАТО продолжит, потому что ее миссия по защите демократии и прав человека непреходяща. Коллективная безопасность никогда не была важнее, чем сейчас, считают они. Но существованию альянса угрожает разлад между политическими лидерами, — никогда прежде такого не было. Способность НАТО обеспечить безопасность своих членов зависит не только от военной мощи, но и от политической воли, готовности отправить правильный сигнал.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.