Vecernji list (Хорватия): моя задача — привезти Путина в Хорватию. С точки зрения реальных возможностей это произойдет в следующем году

Накануне празднования Дня России мы побеседовали с послом Российской Федерации в Республике Хорватии Анваром Азимовым. В эксклюзивном интервью посол Азимов рассказал о масштабной подготовке к приезду министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Загреб, а также о давно ожидаемом визите российского президента Владимира Путина. В интервью речь также зашла об СПГ-терминале, экономическом сотрудничестве между Россией и Хорватией и положении фирмы «Агрокор».

Vecernji list: Какие у Вас планы, господин Азимов, сколько Вы еще пробудете в Хорватии?

Анвар Азимов: Я нахожусь здесь уже четыре года и успел многое сделать. Вашим западным партнерам, вероятно, очень хорошо известно, сколько мне удалось достичь и насколько я нарушил их планы. За эти четыре года мы сумели добиться динамики и придать импульс нашим взаимоотношениям, которые на протяжении предыдущих десяти лет, к сожалению, пребывали в застое. Мне осталось выполнить здесь еще четыре задачи. Первая — реализовать визит президента Путина в Хорватию. Прежде, вероятно весной следующего года, я бы хотел подготовить визит нашего министра иностранных дел Сергея Лаврова, который открыл бы новое здание российского посольства. Визит Лаврова станет шагом вперед, а также подготовительным этапом перед приездом президента Путина. Третья моя задача заключается в открытии российского культурного центра в Хорватии. К сожалению, в законодательстве есть ряд препятствий, которые не позволяют открыть культурный центр на условиях, которые устраивали бы российскую сторону. В-четвертых, я хочу восстановить одну русскую православную церковь в Хорватии, которая находится в Цриквенице и пользуется покровительством Сербской православной церкви. Здание было построено в 20-е годы ХХ века русскими эмигрантами и сегодня находится в очень плохом состоянии. Я хочу обратиться к хорватским властям, чтобы они оказали помощь в восстановлении храма, так как он является частью исторического и культурного наследия Хорватии.

— Вы также подняли вопрос о передаче картин русского художника Николая Константиновича Рериха России, стране, которую Рерих покинул еще в далеком 1917 году во время Октябрьской революции. Эти картины до сих пор так и не были переданы.

— Да, именно так. Я бы хотел, чтобы в Россию вернулись десять картин Николая Рериха, которые находятся в Загребе и которые, судя по всему, не выставляются. В 30-е годы прошлого века Рерих отправил 24 картины в тогдашнее Королевство Югославию. 14 полотен оказались в Белграде, в десять — в Загребе. Белград уже вернул эти картины России, а Хорватия еще нет. Я надеюсь, что визит президента Путина в Хорватию состоится, и для этого нужно создать условия. Уже во время визита президента России, можно будет поднять эту тему. У меня есть желание, мечта, которая будет иметь положительные последствия. Во время встречи президента Колинды Грабар-Китарович и президента Владимира Путина в Сочи в конце 2017 года и летом 2018 года в Москве была достигнута договоренность о газификации НПЗ в Босанском-Броде для улучшения экологической ситуации в Славонском-Броде. Две недели назад в присутствии президента мы подписали два коммерческих соглашения о газификации НПЗ «Брод» между российской «Зарубежнефтью» и фирмой «Цродукс». В среднем потребуется шесть месяцев, чтобы подготовить этот проект к реализации. Поэтому я хочу, чтобы во время визита Владимира Путина наши президенты официально открыли этот проект, символически нажали кнопку, что подтвердило бы результаты сотрудничества между нашими странами. Я бы также хотел, чтобы хорватская сторона организовала какой-нибудь форум, посвященный энергетической тематике или отношениям между Европейским Союзом и Россией. Тогда наш президент сможет выступить на этом форуме и осветить данные вопросы.

— Вы все время говорите о приезде российского президента в Хорватию. Есть ли уже какие-то подтверждения того, что он действительно может приехать, и когда это произойдет, учитывая, что нам предстоят президентские выборы?

КонтекстNovi list: вашу славянскую душу лучше русских не поймет никтоNovi list06.02.2019Посол России: НАТО — это самый успешный альянс в истории, но только в деструкции (Jutarnji list)Jutarnji.hr16.04.2019Geopolitika.news: Болгария получит газ из «Турецкого потока», а Хорватия — «фигу в кармане»Geopolitika.news07.02.2019

— Хорватская сторона выразила желание провести визит президента Путина после президентских выборов в Хорватии. Таким образом, с точки зрения реальных возможностей визит может состояться в следующем году. Однако предварительно такой визит необходимо тщательно подготовить. У нас наметилась очень хорошая динамика билатеральных отношений. Несколько дней назад Москву посетил министр юстиции Дражен Бошнякович, который подписал договор о билатеральном сотрудничестве с Генеральной прокуратурой России. Также в эти дни на экономическом форуме в Санкт-Петербурге состоится встреча российских чиновников с министром Хорватом, который одновременно является сопредседателем межправительственной комиссии. У него запланирована встреча с российским сопредседателем межправительственной комиссии, на которой они договорятся об условиях и темах их рабочей встречи в сентябре 2019 года в Хорватии, а также о дате заседания межправительственной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству в конце года. Кстати, торговый обмен между нашими странами по результатам 2018 года превысил порог в полтора миллиарда долларов. Однако с учетом российских поставок газа в Хорватию можно говорить и о сумме в размере двух миллиардов долларов. В этом году сумма точно будет еще больше. В текущем году мы ожидаем до 150 тысяч российских туристов. В конце текущего месяца ваш министр внутренних дел Давор Божинович посетит Россию. У нас подписан протокол о сотрудничестве двух министерств внутренних дел. Кроме того, нас ожидают два важных события в сфере культуры. По инициативе мэра Загреба и моего друга Милана Бандича с 28 июня по 1 июля в Загребе пройдут «Дни Москвы». Именно благодаря усилиям Бандича в Загреб впервые приедет Большой театр. 28 июня состоится гала-концерт солистов Большого. Очень интересное событие. В конце сентября, также по инициативе Бандича, в Загребе пройдет театральная неделя Санкт-Петербурга. В прошлом году Бандичу (первому на Балканах) удалось организовать и провести выставку Эрмитажа.

— Как Вы оцениваете Вашу деятельность на посту посла в Хорватии? Успешная, неуспешная, трудная, легкая?..

— Думаю, что эта моя третья миссия и есть самая трудная. Прежде всего, мне чрезвычайно важно, чтобы Загреб и Москва были заинтересованы в развитии отношений. Я скажу вам откровенно, что отношение российского бизнеса к работе в Хорватии осложнилось после того, как Хорватия присоединилась к антироссийским санкциям. Но почему же моя работа здесь не проста? Потому что своей работой я не хочу ставить хорватские власти в невыгодное положение. В отношениях с Москвой Хорватия все же вынуждена учитывать позицию своих стратегических партнеров, которые ревностно следят за тем, как мы выстраиваем хорватско-российские билатеральные отношения. Хорватские стратегические партнеры считают, что Россия стремится укреплять российско-хорватские торгово-экономические отношения, чтобы усилить зависимость Хорватии от России. Я полностью это опровергаю. Это чистая ложь. Мы готовы сотрудничать с Хорватией настолько, насколько это соответствует хорватским интересам и ничуть не больше. Я несколько раз говорил, что членство Хорватии в Европейском Союзе и НАТО для нас — факт и реальность.

Напротив, я призываю и другие западные страны сотрудничать с Россией в проектах, которые соответствуют интересам Хорватии. Подобное ревностное отношение стратегических партнеров Хорватии к нашим билатеральным отношениям с Загребом и Хорватией меня, как посла, очень огорчает, так как их опасения беспочвенны. Я со всей откровенностью заявляю, что то, что Россия может сделать для Хорватии, не могут для нее сделать ни Соединенные Штаты, ни Европейский Союз вместе взятые. К сожалению, политика санкций Европейского Союза, которую поддерживает политика Соединенных Штатов, конечно, является препятствием для развития экономических отношений. Это также мешает билатеральным проектам в самой Хорватии. Мы готовы модернизировать или строить новые теплоэлектростанции, гидроэлектростанции, модернизировать и обновлять существующие НПЗ. Я с большим удовольствием наблюдаю, как улучшаются экономические отношения между Хорватией и Индией, а также Китаем. Китай и Индия могут многое сделать для Хорватии, и Россия поддерживает любое улучшение в отношениях Индии и Китая с Хорватией, если это развивает экономику. Учитывая, что Россия, Индия и Китай являются стратегическими партнерами, мы могли бы подумать о совместных проектах в Хорватии. Но главное препятствие — это санкции. Хорватская сторона с трудом решается на крупные совместные с Россией проекты, поскольку они вызывают негативную реакцию у Брюсселя и Вашингтона. С нашей стороны, что касается отношений с Хорватией, существует добрая политическая воля. Однако мы не хотим осложнять положение хорватского руководства и ставить его в невыгодное положение. В этом заключается мудрость российской позиции.

— Насколько навязанные санкции тормозят российские инвестиции в Хорватию? И какая сегодня сложилась ситуация вокруг фирмы «Агрокор»?

— Конечно, санкции являются препятствием для многих инвестиций в Хорватию. Многие российские компании оказались в санкционных списках. Но общие (инвестиции еще времен СССР и теперь России) инвестиции достигают более десяти миллиардов евро. Мы еще раз хотим отметить, что российская сторона готова вкладывать деньги в интересах Хорватии. Правда, Хорватия находится в сложном положении, так как вынуждена соблюдать санкционный режим. Общая сумма инвестиций из России составляет два миллиарда евро, включая полтора миллиарда, которые Сбербанк и ВТБ выделили на «Агрокор». В официальной статистике не учитываются сотни миллионов евро, которые российские частные лица инвестировали в отели и туристический бизнес. Мы с удовлетворением отмечаем, насколько благодаря усилиям Сбербанка в «Агрокоре», а затем и в «Группе Фортена» не только стабилизировалась ситуация, но и даже выросли доходы. Мы рады, что эта тема больше не муссируется в СМИ, и причина именно в том, что ситуация улучшилась. Наиболее успешен в Хорватии Лукойл. В общем, отмена санкций, несомненно, откроет перед Россией больше возможностей для инвестиций и вложений. К сожалению, Брюссель связывает отмену санкций с выполнением Минских договоренностей. У меня сложилось впечатление, что ни Вашингтон, ни Великобритания не хотят реализации Минских договоренностей, чтобы санкции против России можно было сохранять. Россия не является стороной Минских договоренностей. Киев и Донбасс — вот на кого они распространяются. Конечно, мы хотим, чтобы новый президент Украины наладил диалог с представителями Донбасса. Как только Франция, Германия и стороны Минских договоренностей будут готовы, Россия тоже проявит готовность к участию в следующей встрече, нацеленной на содействие имплементации договоренностей Донбассом и, прежде всего, Киевом.

— Что Вы думаете об СПГ-терминале на острове Крк? Мешает ли он российским газовым интересам в этой части Европы?

— Мы совершенно нормально и мирно относимся к этому проекту. Мы — за честную и справедливую конкуренцию. Как и прежде, мы исходим из того, что Хорватия и Европейский Союз будут заинтересованы в российском газе. Я не думаю, что хорватские компании готовы платить на 30 — 40% больше за газ, который дороже российского. Российский газ не только дешевле, но и качественнее. В соответствии с договором между компанией PPD и Газпромом мы гарантируем экспортные поставки в размере двух миллиардов кубометров ежегодно. Если поставки российского газа в Хорватию сократятся, то для нас это не станет проблемой. Но это навредит интересам хорватских граждан, так как вам придется платить за газ больше, чем вы до сих пор платили за российский. Страны Европейского Союза планируют увеличить экспорт российского газа с 200 до 250 миллиардов кубометров. Просто они понимают, что такое СПГ и что российский газ все же доступнее. Мы никого не заставляем покупать наш газ. Перед нами сейчас открываются и другие возможности, в том числе, экспортировать газ на восток. СПГ нам не конкурент.

— Если сравнить экономическое сотрудничество (я имею в виду России) с Хорватией и соседними с ней государствами, то какие найдутся отличия?

— По моему мнению, среди соседних с вами стран у России наиболее развиты отношения со Словенией и Сербией. На третьем месте стоит Хорватия, затем — Босния и Герцеговина. Мы поставляем Хорватии миллион тонн нефтепродуктов в год. Мы готовы отправлять и больше, три или четыре миллиона, но вы их не примете. Также мы готовы увеличить общие объемы газа, не выставляя за это никаких политических условий. По сравнению со Словенией и Боснией и Герцеговиной (я сейчас не говорю о Сербии — это отдельный разговор) у Хорватии самый большой потенциал для развития экономического сотрудничества с Россией, и мы можем без труда довести торговый оборот до трех миллиардов долларов в год. Ваши предприниматели чрезвычайно заинтересованы в развитии экономических отношений с Россией. В личных беседах с директорами крупнейших фирм Хорватии я слышу, что все они — против антироссийских санкций. И разумеется, в какой-то момент в будущем эти санкции снимут. Не мы их инициировали, и не мы вводили. Их ввел Брюссель под диктовку Вашингтона, и пусть они думают об отмене и о том ущербе, который эти санкции наносят странам Европы. Мы, в свою очередь, даже благодарны этим санкциям, поскольку благодаря замещению импорта отечественной продукцией мы укрепили свою экономику и превратились в серьезную экономическую и военно-политическую силу. Я, как посол, должен думать, в том числе, о возможностях для хорватского бизнеса и общества в рамках наших билатеральных отношений, а не только о российских интересах в Хорватии, поскольку моя цель — увеличить экспорт из Хорватии в Россию до 500 миллионов евро. И для этого есть потенциал.

Несмотря на санкции и на то, что Хорватия — член НАТО, между Хорватией и Россией налажено определенное военное сотрудничество. В частности, я имею в виду ремонт вертолетов Ми-171Ш для военно-воздушных сил Хорватии, которым занимается фирма ZTC d.d. Ее зарубежным партнером по ремонту является российская компания Russian Helicopters (АО «Вертолеты России») из Российской Федерации, оказывающая техническую поддержку.

Мы очень хорошо понимаем, что Хорватия, будучи членом НАТО, вынуждена ориентироваться на страны альянса. Но мы готовы развивать те проекты, к которым Хорватия проявляет интерес и против которых не возражает НАТО. К концу августа завершатся работы по модернизации десяти вертолетов 171Ш. Это самые современные транспортные вертолеты, и их срок службы продлится как минимум на десять лет. Скоро будет реализован еще один проект, связанный с военно-морским флотом Хорватии. Всем этим мы занимаемся, зная, что Хорватия получила разрешение НАТО, ведь мы не хотим ставить ее в трудное положение. Если оценивать реально, то речь идет о двух последних проектах, которые мы реализуем в военной сфере (один — для военно-воздушных сил, а другой — для флота). И меня, как посла, это очень расстраивает. Хорватии следует ценить российский подход к ней. У нас нет никаких амбиций или геополитических планов. Мы готовы делать только то, что соответствует интересам Хорватии. Это касается всех сфер: торговой и культурной, научной и политической… Для нас страны Европейского Союза и НАТО не конкуренты. Мы хотим видеть в них своих партнеров. Однако это мой ход мыслей, российского посла, а они думают иначе.

— Как Вы оцениваете ситуацию в Косово? Россия всегда поддерживает Сербию, а теперь туда назначен новый посол Российской Федерации Александр Боцан-Харченко. Он известен тем, что прекрасно справляется с проблемами, и даже получил прозвище Российский спецназовец. Также он слывет отличным специалистом по Балканам.

— Все, что в последнее время происходило в Косово, мы считаем серьезной провокацией против сербского населения. Евросоюз, как и американцы, не должен руководствоваться двойными стандартами. На подобные провокации необходимо реагировать. Также нужно реагировать и на заявления о создании великой Албании. Что касается решения проблемы Косово, то мы стоим на стороне Сербии, и так останется впредь. Если окончательное решение косовского вопроса устроит руководство в Белграде, мы его поддержим. Россия проводит на Балканах очень открытую политику. Конечно, мы хотели бы, чтобы балканские страны оставались нейтральными и не вступали в НАТО. Ведь этот регион является своеобразным мостом между Востоком и Западом. Вместе с тем мы направляем часть усилий на развитие билатеральных отношений. В Белграде у нас работает очень хороший посол, и замена его запланированная. Вместо него приедет опытный балканист Александр Боцан-Харченко, который работал в Хорватии советником-посланником. Это стандартный процесс. Однако я призываю страны НАТО не оценивать ситуацию по принципу «Кто не с нами, тот против нас» или «Кто с Россией, тот против нас». По моему мнению, в интересах стран региона — развивать отношения как с Западом, так и с Россией. Мы не хотим бороться за какие-то сферы влияния. Подобное осталось в далеком прошлом. Мы хотим стремиться к тому, чтобы ситуация тут оставалась стабильной, а благосостояние местных государств росло.

— В СМИ появилась информация о том, что в 1991 году в ярости Милошевич планировал заминировать Кршко и что черновик плана находится в Москве в руках человека, приближенного к Владимиру Путину. Так ли это?

— Мне это кажется какой-то дезинформацией. Такого просто не может быть. Нас со Слободаном Милошевичем вообще связывали довольно сложные отношения. Известно ли вам, что в 1991 года, за месяц до ухода, Горбачев организовал встречу Милошевича и Туджмана? На тех переговорах Горбачев прямо заявил Милошевичу, что Хорватия уже есть и ее нужно признать и найти некое мирное политическое решение. То, что пишут в «Курьере», глупости и небылицы.

— Дружите ли Вы с мэром Загреба?

— С Бандичем нас связывают братские отношения. У Бандича очень ясный, как алмаз, и точный ум. Его действия в отношениях с Москвой и Санкт-Петербургом — пример для руководства Хорватии. Мы с большим уважением относимся к мэру. Я считаю его одним из самых динамичных и эффективных мэров в мире. Загреб он превратил просто в конфетку. Все работает, как часы, и в городе проживает почти миллион человек. Мне кажется, что в лице Бандича россияне обрели очень хорошего партнера и друга. Наш президент Путин очень благодарен Бандичу за его вклад в развитие дружественных отношений между нашими странами. Вот почему мэр был удостоен награды — Ордена Дружбы.

— В свое время Вы весьма жестко высказывались на пресс-конференциях, появлялись в военной форме… Вы злились на Хорватию?

— Российские послы надевают форму два раза в год: в День дипломатии и День государственности. Пресс-конференция, о которой вы говорите, проходила десятого февраля в День дипломатического работника. Снова я надену форму 12 июня в День Российской Федерации.

— Где в Хорватии Вы проводите свое свободное время?

— В посольстве, в том числе по субботам и воскресеньям. Я работаю в интересах наших народов. Поэтому жена меня ругает. Она недовольна этим. У всех есть хобби, а я трудоголик, как и Бандич, поэтому у нас много общего. Не случайно мы родились в один день — 22 ноября, и в этот день мы всегда встречаемся.

— Как Вам еда в Хорватии?

— В Хорватии превосходная еда и превосходное вино. Но в Хорватии, возможно, немного недостает восточных специй. Тогда еда была бы еще вкуснее. Я люблю хорватские рестораны и минимум два раза в неделю туда хожу. В Загребе очень хорошие рестораны, как и обслуживание в них. Я бы сказал, что лучшее в хорватах — это благожелательность. Я люблю утром ходить на работу пешком, что дает мне возможность лучше узнать Загреб и его жителей.

— Я предполагаю, что это Ваш последний срок работы в Хорватии, или нет?

— Да, это мой последний срок. Я уже 46 лет работаю в Министерстве иностранных дел и горжусь тем, что мне все-таки удалось что-то сделать для улучшения отношений между нашими народами. Но уходить я еще не планирую. Есть еще вещи, которые я должен здесь сделать.

— Недавно состоялась премьера сериала о Чернобыле. Помните ли Вы те события, и чем Вы занимались во время того масштабного экологического кризиса?

— В то время я учился в Москве. Чернобыль стал действительно огромной трагедией. Такой же, как та трагедия, которая произошла в 2014 году и все еще продолжается в отношениях между Украиной и Россией. Российский и украинский народ — это один народ, у них одни корни.

 

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.