Warfare History Network (США): поражение немцев под Курском. Часть III

Читайте предыдущие части

Вторая часть

Цели Моделя на этот раз были скромнее, чем днем ранее. 292-я пехотная дивизия Клюге должна была взять Поныри и продолжить формировать линию фронта в километре от этой деревни. 507-й гренадерский полк полковника Ганса Хане сначала должен был взять северную часть Понырей, тогда как 508-й гренадерский полк полковника Георга Цирхольда должен был занять южную часть этой деревни. Что касается 18-й танковой армии, то в ее задачу входило укрепление плацдарма, который удерживала 9-я танковая армия на реке Снове. Поле этого 9-я танковая дивизия должна была атаковать советские силы, окопавшиеся в лесистой местности примерно в пяти километрах к востоку от станции Поныри в месте, которое называлось «Грушевый лес» (Birnenwald). Располагавшаяся к северо-востоку от станции Поныри 86-я пехотная дивизия Вейдлинга получила приказ поддержать наступление и вновь овладеть высотой 253.5, которую ночью заняли советские силы.

К западу от станции Поныри 20-я танковая дивизия и 2-я танковая дивизия вместе с 31-й пехотной дивизией генерал-майора Фридриха Хоссбаха (Friedrich Hossbach) и 102-й пехотной дивизией генерал-майора Фрица-Георга Раппарда (Fritz-Georg von Rappard) должны были ударить в том месте, где проходила граница между позициями 13-й армии и 70-й армии. Модель также планировал вызвать 4-ю танковую дивизию генерал-майора Дитриха фон Заукена (Dietrich von Saucken) из резерва 9-й армии с целью использовать ее для поддержки наступления.

Советская артиллерия вновь подвергла обстрелу немецкие позиции перед тем, как должны были выдвинуться силы Моделя. Усилив свои фланги в районе станции Поныри, Рокоссовский приказал командирам подразделений предпринять мощную контратаку в тот момент, когда немцы попытаются перейти в наступление.

В 05:00 7 июля 9-я танковая дивизия начала движение в сторону советской линии обороны, продвигаясь по кукурузному полю, окружавшему «Грушевый лес». Бои в этом районе были жестокими, а советские солдаты все время устраивали засады перед тем, как отойти на заранее заготовленные оборонительные позиции. Пилоты военно-воздушных сил Красной армии и Люфтваффе боролись за установления контроля в воздухе и пытались помешать другой стороне оказать поддержку наземным силам.

Тем временем 18-я танковая дивизия очень медленно продвигалась вперед. Передовые подразделения 52-го гренадерского полка Фридриха фон Зейдлица начали оказывать поддержку солдатам боевой группы Шмаля лишь в 15:00, а после этого Шмалю потребовалось больше часа для того, чтобы начать двигаться в сторону деревни Битюг. К востоку от этой деревни он смог захватить плацдарм на другом берегу реки Сновы, где столкнулся с упорным сопротивлением со стороны бойцов 6-й гвардейской стрелковой дивизии. Позднее к Шмалю присоединилась боевая группа Муммерта, которая в итоге и очистила «Грушевый лес».

Еще дальше на запад продвижение 20-й и 2-й танковых дивизий было остановлено с помощью контратаки 16-го танкового корпуса под командованием Григорьева. Капитан Вольфганг Дариус (Wolfgang Darius), командир 21-й батальона 20-й танковой дивизии наблюдал за тем, как советская танковая бригада готовится к атаке.КонтекстWHN: поражение немцев под Курском. Часть IWarfare History Network28.04.2019Курская битваAir & Space05.07.2015Гениальный стратег ГитлераDie Welt02.04.2013

«Я быстро приказал моим 48 танкам двигаться вперед в сторону врага, — написал он спустя 48 лет. — После начала движения машины нашей передовой линии остановились и произвели два залпа, а затем то же самое сделали машины второй линии. Русские были застигнуты врасплох, и мы продолжили уничтожать один танк за другим до тех пор, пока враг не покинул поле боя. С 5 по 7 июля моему батальону приписали уничтожение 159 вражеских танков».

При поддержке танков Дариуса 59-й моторизованный пехотный полк Рудольфа Демме (Rudolf Demme) смог продвинуться вперед на несколько километров. В этот момент Дариус получил приказ оказать поддержку 2-му батальону 112-го моторизованного полка в районе долины реки Свапа. К 16:15 112-й полк смог установить передовую линию в этом месте, однако постоянные советские контратаки сделали на определенное время невозможным дальнейшее продвижение вперед.

К востоку от станции Поныри в 05:30 86-я пехотная дивизия начала движение вперед во взаимодействии с 292-й пехотной дивизией. Её первоочередная задача состояла в том, чтобы захватить первую укрепленную линию, которую к этому времени уже вновь заняли Советы. Старший капрал Генрих Кауп (Heinrich Kaup) служил в 3-й роте 184-го гренадерского полка. Когда его рота начала движение, русские открыли по ней шквальный огонь. В течение нескольких минут почти все офицеры были убиты или ранены.

«Я понял, что в этот момент я должен действовать решительно, — написал он спустя несколько десятилетий после окончания Второй мировой войны. — Я не мог колебаться, поэтому собрал группу из семи человек и поставил их под свое командование. Мы взяли дополнительные гранаты у убитых и раненых и начали продвигаться вперед, бросая гранаты по ходу движения. Таким образом мы очистили окопы, а затем защищали их до тех пор, пока к нам не присоединились оставшиеся солдаты роты. За эти действия я позднее получил Рыцарский крест, однако в первую очередь надо отдать должное именно храбрости примкнувших ко мне солдат».

86-я пехотная дивизия продолжала продвигаться вперед, а помогали ей 1-я и 2-я роты 177-го дивизиона штурмовых орудий. Советские военно-воздушные силы сдерживали продвижение вперед, и эта дивизия к 11:30 смогла продвинуться только до высоты 257.1, находившейся в шести километрах на станции Поныри. Советские артиллерийские и противотанковые подразделения окопались с противоположной стороны этого холма и смогли остановить продвижение немцев в данном секторе. А еще дальше на запад, у совхоза «1-е мая», подразделения 86-й пехотной дивизии при поддержке 654-го противотанкового батальона атаковали позиции 1021-го стрелкового полка. Бои в районе высоты 253.5 продолжались с переменным успехом примерно в четырех километрах от станции Поныри, однако в конце дня она оказалась под контролем немцев.

Что касается самого поселка Поныри, то там немцы начали интенсивную артиллерийскую подготовку в 05:30. После ее завершения 507-й и 508 гренадерские полки пошли вперед. При поддержке нескольких орудий из 244-го дивизиона штурмовых орудий 507-й гренадерский полк Хане приблизился к линии обороны 1019-го стрелкового полка Еншина и выкопал траншеи для противотанковых орудий 1188-го и 1180-го противотанковых полков. Немецкие разведчики смогли определить основные линии русской обороны, а затем стали направлять удары своей артиллерии по этим позициям. К 09:00 Хане сообщил, что северная часть поселка Поныри, в основном, находилась под контролем солдат его полка.

Попыткам продвинуться дальше мешали оборонительные позиции, располагавшиеся к югу от этого населенного пункта. Там находились главные укрепленные позиции 1019 стрелкового полка. Советская артиллерия подвергала обстрелу немцев, находившихся на станции Поныри, а также вела контрбатарейный огонь по немецким орудиям, тогда как советские самолеты не давали летчикам люфтваффе атаковать бойцов дивизии Еншина.

Справа от Хане 508-й гренадерский полк под командованием Цирхольда нанес удар по левому флангу 1019-го стрелкового полка. К 07:00 508-й гренадерский полк приблизился к центру поселка Поныри, однако попал под сильный фланговый огонь. Примерно через час солдаты 508-го гренадерского полка Цихольда попытались занять станцию Поныри, однако оказались под сильным огнем вражеской артиллерии. Около этой станции начался ожесточенные бой, в котором принимали участие как танковые, так и пехотные подразделения. Несколько немецких штурмовых орудий были выведены из строя в результате постоянных атак противника.

Упорные действия немцев в конечном итоге заставили русских отойти в южную часть поселка. Однако полученное подкрепление позволило им предпринять контратаку и заставить немцев отойти на позиции в районе железнодорожной станции. Сообщения о большом количестве приближающихся к этому месту советских танков остановило немецкую атаку и заставило как 507-й, так и 508-й гренадерские полки занять оборонительные позиции. Когда Харпе получил сообщение о приближавшийся вражеских танках, он приказал 41-й танковому корпусу перейти к обороне.

292-я пехотная дивизия смогла захватить только часть поселка Поныри, однако заплатила за это дорогую цену. Потери 7 июля составили: 106 убитых, 413 раненых и 26 пропавших без вести. Многие роты сократились до 70% от численности на 4 июля. Что касается советской стороны, то Еншин сообщил о 273 убитых, а также о многочисленных раненых. Бойцы 307-й стрелковой дивизии смогли предотвратить немецкий прорыв, но тоже заплатили за это большую цену.

Что касается советских танков, о которых сообщила разведка Люфтваффе, то это были подразделения 3-го танкового корпуса под командованием Синенко. Части этого корпуса были обнаружены немецкой разведкой, и Харпе подтвердил свой прежний приказ трем его дивизиям всю ночь строить глубокие оборонительные позиции. Кроме того, было распространено короткое заявление в адрес командиров до уровня взвода: «8 июля ожидается наступление мощных частей 3-го танкового корпуса».

Командиры Харпе не теряли времени и активно готовились к предстоящей атаке. 18-я танковая дивизия Шлибена, размещенная к юго-западу от Понырей, из тактических соображений была передана под контроль Клюге. 18-й танковый батальон этой дивизии рассматривался как резерв 292-й пехотной дивизии. Оставшиеся у Юнгенфельда установки «Фердинанд» и «Гризли» были размещены к северу от станции Поныри и считались резервом 3-го танкового корпуса.

В то время, как 508-й гренадерский полк защищал южную и среднюю часть поселка Поныри, 507-й гренадерский полк Хане, удерживая северную часть этого села, был передан под контроль 86-й пехотной дивизии. Это было необходимо, чтобы предотвратить разрывы линии на стыке позиций этого полка и 86-й дивизии Вейдлинга.

Советы тоже подтягивали силы для будущего наступления. 6-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Онуприенко, которой с немецкой стороны противостояла 16-я танковая дивизия, получили приказ сомкнуть ряды. Пухов направил 75-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерал-майора Василия Горишния на освободившийся левый фланг дивизии Онуприенко. Изрядно потрепанная 307-я стрелковая дивизия с трудом удерживала позиции в южной части поселка Поныри, поэтому Пухов приказал командующему 4-й гвардейской воздушно-десантной дивизии генерал-майору Александру Румянцеву занять позиции к югу от этого поселка и выполнять функции резерва. Перед позициями 86-й стрелковой дивизии Вейдлинга находились остатки 129-й танковой бригады, а также 1442-й полк самоходных артиллерийских установок, тогда как 27-й гвардейский отдельный танковый полк занимал позиции к югу от поселка Поныри.

После прибытия 3-го танкового корпуса под командованием Синенко его части расположились за 307-й стрелковой дивизией и 4-й гвардейской воздушно-десантной дивизией. 103-я танковая бригада Максимова расположилась на правом фланге этого корпуса, а 51-я танковая бригада и 57-я мотострелковая бригада заняли позиции за центральным и южным секторами поселка Поныри. 50-я танковая бригада полковника Федора Коновалова временно была передана в резерв.

Хотя Модель согласился с приказом Харпе о переходе к обороне, он все еще продолжал планировать наступление на западную часть поселка Поныри, используя для этого возможности 47-го танкового корпуса Лемельсена. В очередной раз его цель состояла в том, чтобы перерезать сообщение между 70-й и 13-й армиями в районе Самодуровка — Теплое, расположенном примерно в 20 километрах от станции Поныри. 4-я танковая дивизия Люббе и 20-я танковая дивизия Кесселя должны были находиться на острие атаки.

Пухов начал наступление на поселок Поныри 8 июля в 04:00 с активной артиллерийской подготовки. Артиллерию, в том числе 203-миллиметровые орудия, поддерживали несколько 300-миллиметровых реактивных установок типа «Катюша».

В 04:30 Еншин приказал оставшимся частям своей 307-й стрелковой дивизии выдвинуться вперед. Его поддерживала 57-я мотострелковая бригада и 20 танков. Еще дальше на восток находились 50 танков 103-й танковой бригады, и они тоже начали двигаться вперед. Они попали в засаду, устроенную 177-й противотанковой ротой майора Кепплера. Через 10 минут уже были подбиты и горели 12 танков Т-34, тогда как остальные быстро отошли назад.

507-й гренадерский полк Хане принял на себя основной удар в ходе наступление Еншина. 1021-й стрелковый полк под командованием капитана С.А. Сукиасяна поддерживали 57-я мотострелковая бригада и 30 танков из подразделения Максимова. Бомбардировщики военно-воздушных сил Красной Армии стали наносить удары по немецким позициям сразу после начала наступления русских. Сукиасян и поддерживавшие его части смогли завладеть северными окраинами поселка Поныри, а затем начали продвигаться в направлении совхоза «1-е Мая».

Немцы сразу же начали контрнаступление с участием 244-го дивизиона штурмовых орудий Гросскрейца и части 177-го дивизиона штурмовых орудий. Кроме того, в атаке приняли участие несколько установок «Фердинанд» из 18-го дивизиона штурмовых орудий и несколько самоходных противотанковых орудий из 292-го и 18-го дивизионов, а также другие подразделения. Были вызваны также пикирующие бомбардировщики «Штука» для поддержки контрнаступления, которые появились в 08:10 и действовали под прикрытием немецкой артиллерии.

Ожесточенный бой завязался в тот момент, когда немцы непосредственно столкнулись с наступавшими русскими. Когда Советы были отброшены, 507-й гренадерский полк перегруппировался и двинулся, чтобы вновь занять свою линию. Унтер-офицер Вилли Цан открыл огонь по танкам, прорвавшимся к его позициям и в течение 15 минут смог, используя французскую противотанковую пушку среднего калибра, подбить 7 танков Т-34. Командир 14-й роты 507 гренадерского полка рекомендовал наградить Цана Рыцарским орденом, однако тот не смог получить награду. Цан был убит 16 июля, за два дня до того момента, когда его награда была утверждена.

Русские продолжали атаки на поселок Поныри. Еншин переключил внимание на позиции 508-го гренадерского полка под командованием Цирхольда и дал приказ своему 1023-му стрелковому полку при поддержке танков и артиллерии вытеснить врага в южную часть этого поселка. После того, как на позиции Цирхольда обрушился огонь артиллерии, русские провели мощные атаки на отдельные участки и заставили полк отступить, иначе он оказался бы под угрозой окружения. Хотя Советам и не удалось достичь решающего прорыва, они, тем не менее, смогли вновь захватить некоторые районы в восточной части поселка Поныри, в том числе водонапорную башню, находившуюся к югу от железнодорожной станции.

Солдаты под командованием Цирхольда организовали контратаку, потери с обеих стороны стали расти, но несколько попыток вновь взять под контроль водонапорную башню оказались неудачными. И все же немецкой передовой группе удалось выбить русских из района водонапорной башни, а после этого они отбили еще несколько советских атак. Сражение продолжалось до самой ночи, на фоне бушующих в деревне пожаров вырисовывались силуэты противоборствующих сил. У немецких солдат, удерживавших водонапорную башню, возникли проблемы с боеприпасами, в итоге они были вынуждены отступить, и тогда русские вновь заняли этот район.

Наступление самого Моделя на Поныри началось примерно в 08:00. 4-я танковая дивизия Заукена выдвинулась вперед для оказания помощи 20-й танковой дивизии, находившейся в районе деревни Самодуровка. 2-я танковая дивизия под командованием Люббе атаковала советские оборонительные позиции в районе деревни Ольховатка, а с левого фланга ее поддерживали силы 9-й танковой дивизии. Обе эти атаки натолкнулись на крайне мощное сопротивление со стороны частей 17-го танкового корпуса и 19-го гвардейского танкового корпуса.

Немцы беспрерывно наступали на советские оборонительные позиции. Они захватили окопы в районе деревни Самодуровка, но увидели впереди новые оборонительные линии. Кукурузное поле создавало сложности для координации действий, и потери начали расти. Один немецкий наблюдатель отметил, что все офицеры 5-й моторизованной дивизии и 112-го батальона 20-й танковой дивизии в течение часа были убиты или ранены.

Все немецкие атаки были остановлены в результате интенсивного советского огня. Российские артиллеристы вели прицельный огонь по наступающим немецким танкам, тогда как другие артиллерийские части обстреливали мотострелковые подразделения, которые должны были оказывать помощь продвигающимся вперед танкам. Деревня Теплое, находившаяся примерно в трех километрах от деревни Самодуровка, была захвачена немцами. В результате могла возникнуть брешь на стыке между позициями 70-й гвардейской дивизии и 175-стрелковой дивизии. Для ликвидации этой угрозы Пухов бросил в бой 140-ю стрелковую дивизию генерал-майора Киселева и 11-ю гвардейскую танковую бригаду полковника Н.М.Бубонова для блокирования дальнейшего продвижения немцев.

К концу дня танковое наступление к западу от поселка Поныри не принесло больших результатов, а войска Моделя были истощены. Модель был вынужден остановить наступление и приказал своим бронетанковым дивизиям перегруппироваться и подготовиться для нового наступления утром следующего дня. Срочно были вырыты оборонительные позиции, а солдаты стали готовиться к ночи, пытаясь немного поспать под аккомпанемент периодических артиллерийских обстрелов со стороны советских войск.

Пэт Мастаггарт — постоянный автор журнала «История Второй мировой войны» (WWII History), живет и работает в городе Элкадер, штат Айова. Он является экспертом по истории Второй мировой войны на востоке.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.